Взыскание со стороны в обязательстве сумм административных штрафов в качестве убытков

Взыскание со стороны в обязательстве сумм административных штрафов в качестве убытков

Сегодня затронем довольно интересную тему, связанную с нашими подрядчиками. Управляющая организация заведомо имеет хотя бы одного подрядчика, который по договору выполняет определённый объём работ или оказывает услуги. Соответственно, между двумя юридическими лицами существуют договорные отношения, в которых управляшка «заказывает музыку», рассчитывая за плату получить от подрядчика результат, отвечающий обязательным требованиям (да-да, лицензионные требования)…

Но вот ситуация: управляющая организация после проверки со стороны органов ГЖН получает штраф. Формально — за несоблюдение лицензионных требований, а на деле — проблема в качестве работ, например, которые выполнены подрядчиком.

Да, существуют гарантийные обязательства, управляшка вправе предъявить претензию, но слаще во рту не станет, ибо штраф уже наложен (возможно, даже безуспешная попытка его оспорить уже была), а с точки зрения ГЖН проблемы двух хозяйствующих лиц не волнуют никого, есть нарушение и точка!

Попытки юристов нейтрализовать урон от наложенных штрафов были ещё до введения лицензирования, да только окончились они ничем, поскольку смотрели не в ту сторону.

Плясали мы от ЖК РФ и соразмерности платы за жилое помещение тому перечню «хотелок», который утверждали собственники помещений, потому и старались как-то прописать в договоре управления, что управляющая организация не несёт ответственности за недостаточный объём финансирования собственниками…

Такие условия признавались ничтожными, как ущемляющие права потребителей.

Но зато в отношениях с подрядчиками (a priori предприниматели с обеих сторон) свобода в определении условий договора и ответственности за несоблюдение его условий позволяет кое-что интересное и полезное для управляшки. Мы ведь платим, то есть и музыку заказываем? Следите за руками.

Нам ничто не мешает включать в договор с подрядчиком условие о компенсации (при определённых условиях) наложенных административных штрафов.

Скажем сразу, уже имеются попытки в судебном порядке признать такие условия недопустимыми.

Подрядчики, уже столкнувшиеся с такими условиями (не только в управлении МКД, а в иных отраслях), ссылаются на недопустимость злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ) и навязывания невыгодных условий договора (ст. 10 Федерального закона от 26.07.2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции»).

Что можно возразить? Если управляющая организация не признана субъектом, занимающим доминирующее положение, то вряд ли уместны аргументы о нарушении антимонопольного законодательства. Это вообще отдельная бездонная тема для дискуссии. Мы же отметим, что добросовестность участников гражданского оборота резюмируется, и никто не принуждает подрядчика взваливать на себя ярмо.

Свобода договора допускает использование любых условий, если они не вступают в противоречие с публичными интересами, основами нравственности, интересами третьих лиц, слабой стороны договора, поэтому, когда условия о перераспределении рисков включаются в договор двух «коммерсов», ни один из которых не является монополистом, говорить о наличии законодательно установленных препятствий не приходится.

С другой стороны, если гарантийные обязательства не покрывают всех интересов заказчика, то почему заказчик должен нести убытки за действия иного лица? Гарантия ведь подразумевает в первую очередь «взять и переделать всё как положено забесплатно», а как быть со штрафом? Гляньте в ч. 2 ст. 14.1.3 КоАП РФ, если забыли суммы…

Гражданское законодательство даёт нам практически безграничные возможности использования любых не противоречащих закону инструментов для компенсации публичных санкций: это и возмещение убытков, и неустойка во всей своей красоте…

А теперь подумаем над формулировкой п. 1 ст. 406.1 ГК РФ:

«Стороны обязательства, действуя при осуществлении ими предпринимательской деятельности, могут своим соглашением предусмотреть обязанность одной стороны возместить имущественные потери другой стороны, возникшие в случае наступления определенных в таком соглашении обстоятельств и не связанные с нарушением обязательства его стороной (потери, вызванные невозможностью исполнения обязательства, предъявлением требований третьими лицами или органами государственной власти к стороне или к третьему лицу, указанному в соглашении, и т.п.). Соглашением сторон должен быть определен размер возмещения таких потерь или порядок его определения».

Условия о возмещении потерь по ст. 406.1 ГК РФ…

Полная версия доступна только подсписчикам

Финансовая ответственность директора. Как взыскивают убытки за налоговые доначисления

Взыскание со стороны в обязательстве сумм административных штрафов в качестве убытков

Что нужно учесть, чтобы оценить перспективы взыскания убытков с директора в случае доначисления налогов, пени, штрафов по итогам налоговой проверки, рассказывают специалисты TaxCoach.

Вполне логично, что единоличный исполнительный орган Общества, будь то директор, президент или управляющий, обязан действовать добросовестно и разумно в интересах возглавляемой им компании (п.1 ст.44 ФЗ «Об Обществах с ограниченной ответственностью», п.1 ст.71 ФЗ «Об акционерных обществах»).

В качестве меры предварительного контроля за действиями директора Общества необходимо ограничить его полномочия уставом, предусмотреть заранее перечень вопросов и решений по ним, требующих предварительного одобрения общим собранием участников (акционеров) или Советом директоров, если он предусмотрен в обществе. Речь идет, например, об установлении повышенных критериев крупных сделок, а также введении процедуры одобрения отдельных категорий договоров (например, все договоры залога и/или займа, договоры на сумму более N-ой и т.п.)

Среди механизмов защиты прав и интересов участников ООО (или акционеров) и самого Общества от уже свершившихся злоупотреблений со стороны единоличного исполнительного органа в законе названы следующие:

Во-первых, признание сделки и/или решения исполнительного органа недействительным и возврат сторон в первоначальное положение (реституция). Между тем, данный способ может затрагивать интересы «невиновных» третьих лиц — наших добросовестных контрагентов.

Вторым обозначенным в законе способом является взыскание убытков с исполнительного органа общества. В соответствии с п.2 ст.44 ФЗ «Об ООО» и п.2 ст.71 ФЗ «Об АО» члены совета директоров общества, единоличный исполнительный орган общества и/или управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием).

Возможность наступления негативных последствий для юридического лица в конкретный период «сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности… директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.

Абз.2 п.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»

  • Речь идет именно о виновных действиях, которые не вписываются в рамки обычной разумной деятельности.
  • Одним из оснований для взыскания с директора причиненных компании убытков является доначисление налогов, пени и штрафов в случае привлечения Общества к налоговой ответственности.
  • Переложение на Директора (как правило, уже бывшего) начисленных недоимок по налогам, пени и штрафам малоприятная перспектива для него и, одновременно, реальная возможность для компании (в лице ее учредителей и нового руководства) компенсировать последствия недобросовестных действий прежнего руководства.

1. В качестве убытков с директора нельзя взыскать доначисленные налоговые недоимки

Размер убытков ограничен суммой начисленных пеней и штрафов. Это существенно снижает взыскиваемую с директоров сумму убытков.

Суды повсеместно стали придерживаться позиции, что суммы доначисленного налога на прибыль и НДС нельзя квалифицировать в качестве убытков в соответствии со ст. 15 ГК РФ.

Иными словами, не будь спорных сделок с «фирмами-однодневками», неверного начисления амортизации, создания резервов и пр. и, как следствие, необоснованного уменьшения налога на прибыль, НДС, налоги организация уплатила бы том же размере.

Убытком же является только сумма пени и штрафа в связи с несвоевременным и несамостоятельным выявлением ошибок (см., например, постановления Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 17.01.2019 г.

по делу № А75-14978/2016, Определения Верховного суда РФ от 26.10.2018 г. № 307-ЭС18-17204 по делу № А26-3506/2017, постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 12.12.2016 г.

по делу № А78-14754/2015).

В качестве иллюстрации приведем несколько цитат из судебной практики:

Доначисление по результатам налоговой проверки налога, своевременно не уплаченного обществом, не влечет убытков ни для общества, ни для уполномоченного органа, коль скоро правомерно начисленные налоги в любом случае подлежат уплате (ст. 11 НК РФ).

Постановление Четвертого ААС от 12.12.2016 г. по делу № А78-14754/2015

На директора не могут быть отнесены расходы по оплате в бюджет недоимки по налогам, поскольку обязанность по уплате налогов (сборов) согласно ст.ст. 23 и 45 НК РФ, лежит на налогоплательщике, то есть самом обществе, а не на руководителе. Вне зависимости от наличия либо отсутствия противоправных действий руководителя, выразившихся в ненадлежащем исполнении обязанности по уплате обязательных платежей ответственность несет компания, без права отнесения вины на директора общества.

Постановление Седьмого ААС от 19.05.2016 г. по делу № А27-17379/2015

При этом не имеет значения, что послужило основанием налоговых доначислений компании:

  • заключение директором сделок с недобросовестными контрагентами, которые повлекли уменьшение налоговой базы компании, когда директор не проявил должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов (Постановление Арбитражного суда Западно-сибирского округа от 17.01.2019 г. по делу № А75-14978-2016);
  • или намеренное искажение директором Общества содержания документов бухгалтерского учета и отчетности в целях занижения налоговой базы и уменьшения размерам подлежащего уплате налога (Определение судебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ от 11.05.2018 г. № 301-ЭС17-20419);
  • либо непринятие каких-либо мер по погашению задолженности перед бюджетом, намеренное затягивание сроков уплаты налогов и уклонение от требований налоговых органов по предоставлению информации (Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 04.07.2016 г. по делу № А10-4714/2012).
Читайте также:  Служебное расследование при ДТП на предприятии: как и с какой целью проводится?

2. Необходимо доказать недобросовестность и/или неразумность действий директора

Отрицательные результаты налоговой проверки автоматически не являются основанием для взыскания убытков с директора Общества.

Для взыскания с директора убытков, в том числе пеней и штрафов, начисленных налоговым органом, необходимо доказать:

  • факт недобросовестности и неразумности действий директора при заключении соответствующих сделок;
  • наличие причинно-следственной связи между противоправными действиями директора и привлечением общества к налоговой ответственности в виде штрафа и начислением ему пени.

Анализ судебной практики позволил выделить две условные ситуации на примере сделок с недобросовестными контрагентами:

1) Осознанное заключение директором сделок с недобросовестными контрагентами. В этом случае начисленные налоговым органом пени и штрафные санкции в связи с неполной уплатой налогов подлежат взысканию с директора Общества. Например (см.

, например, постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 01.03.2016 г. по делу № А78-6413/2013; постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 21.10.2016 г. по делу № А73-11012/2015; постановление Четвертого ААС от 04.07.2016 г. по делу № А10-4714/2012):

  1. (а) директором был организован формальный документооборот в отсутствие реальных хозяйственных связей с контрагентами, заведомо не способными исполнить обязательства, и, как следствие, в отсутствие адекватного встречного исполнения с их стороны;
  2. (б) при этом все договоры, исполнительные документы и платежные поручения скреплены личными подписями директора общества, а со стороны контрагентов подписаны неустановленными лицами;
  3. в) должно быть доказано, что директор:
  • не убедился в реальности поставки товара, выполнения работ, оказания услуг и наличии у контрагентов для этого возможности: материальной базы, трудовых ресурсов;
  • не проявил должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов, в том числе не проверил их нахождение по месту регистрации, наличие сотрудников, складских, офисных помещений, деловую репутацию, наличие сайта, учредительные документы, иную информацию о контрагентах, находящуюся в открытых источниках.
  • (г) такие недобросовестные действия директора по заключению сделок с недобросовестными контрагентами привели к занижению налоговой базы, необоснованному заявлению налоговых вычетов и неполной уплате НДС и налога на прибыль.

    2) Начисленные налоговым органом пени и штрафы не взыскиваются с директора в качестве убытков, если (см., например, Постановление Арбитражного суда Восточно-сибирского округа по делу № А78-9399/2014 от 05.04.2017г.; Определение Верховного суда по делу № А40-16691/2014 от 04.12.2015 г.):

    • руководитель представил письменные доказательства проявления им необходимой степени осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов, в частности, проверил правоспособность юридических лиц, нахождение по месту регистрации, наличие расчетного счета, информацию о контрагентах в открытых источниках, в том числе на сайте nalog.ru;
    • ни налоговым органом, ни лицом, взыскивающим убытки с директора, не были представлены доказательства фиктивности сделок, заключенных директором от имени общества;
    • оплата за поставленный товар (оказанные услуги, выполненные работы) производилась после их приемки.

    Мы видим, что в этом случае руководителю удалось доказать, что у него отсутствовал умысел на совершение сделок исключительно в целях снижения налоговых обязательств или обналичивания в своих интересах.

    3. Сумма денежных средств, перечисленная проблемному контрагенту, также может быть признана убытком

    Это больше, чем налоговые доначисления.

    Если директор не только учел спорные операции для снижения налоговых обязательств, но и перечислил контрагенту денежные средства без какого-либо встречного предоставления, то суммы безосновательно перечисленных денежных средств недобросовестным контрагентам также признаются убытками и взыскиваются с директора Общества наряду с пенями и штрафом (Постановление Арбитражного суда дальневосточного округа от 21.10.2016 г. по делу № А73-11012/2015, Постановление Девятого Арбитражного Апелляционного суда от 09.12.2013 г. по делу № А40-56721/13).

    При таких условиях размер взыскиваемых убытков будет даже больше, чем сумма налоговых доначислений в полном объеме.

    Например, если директор заключил фиктивный договор оказания услуг, который не исполнялся в реальности, то можно говорить, что встречное предоставление отсутствует. Аналогичный вывод можно сделать и из ситуации, когда заключен договор субподряда на выполнение СМР, а в реальности все работы были выполнены сотрудниками самой компании.

    Иная ситуация будет, когда в действительности подрядные работы были выполнены, услуги оказаны, товары поставлены контрагентом. Например, реально был построен объект силами контрагента, которому направлялись денежные средства (Это подтверждается решением Арбитражного суда Республики Карелия от 24.12.2018 г.

    по делу № А26-3506/2017, принятым в рамках пересмотра, и Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 04.07.2018 г. по тому же делу, в пересмотре которого отказано определением Верховного суда от 26.10.2018 г.).

    Возможно, контрагент оказался проблемным, не исполнял своих налоговых обязательств, в связи с чем Общество столкнулось с налоговыми претензиями, но договор им исполнен.

    В этом случае во взыскании с директора убытков в виде сумм перечисленных контрагентам денежных средств будет отказано.

    4. Если привлечение общества к налоговой ответственности и начисление пени стало следствием неуплаты налогов компанией по причине ее тяжелого финансового положения, то взыскать такие пени и штраф с директора в качестве убытков нельзя

    Это, в частности, подтверждается постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2017 г. по делу № А78-10358/2015, суть которого заключалась в следующем:

    Общество было привлечено к налоговой ответственности из-за несвоевременного удержания НДФЛ.

    Посчитав, что руководителем были допущены нарушения требований налогового законодательства, конкурсный управляющий в интересах общества обратился с заявлением о взыскании с директора убытков в виде сумм начисленных пеней и штрафа.

    Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования, придя к выводу о доказанности вины бывшего руководителя, однако в апелляционной инстанции решение суда было отменено по следующей причине — общество не смогло уплатить штраф и пени из-за сложившегося тяжелого финансового положения, что подтверждалось:

    • справками банка об отсутствии на расчетном счете организации денежных средств;
    • количеством возбужденных в отношении Общества исполнительных производств по исполнительным листам о взыскании задолженности по зарплате;
    • отсутствием доказательств наличия умышленных действий бывшего руководителя в доведении общества до тяжелого финансового положения.

    Таким образом, при неуплате налогов компанией по причине отсутствия у нее денежных средств на расчетном счете доначисленные суммы пеней и штрафов нельзя взыскать с директора в качестве убытков.

    Но может быть и другая ситуация — начисление пеней и штрафов компании за несвоевременную уплату налогов было вызвано (Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 04.07.2016 г. по делу № А10-4714/2012):

    • непринятием директором мер по погашению задолженности по обязательным платежам, уменьшению размера сумм пени, начисленных на недоимку по налогам;
    • а также уклонением его от предоставления запрашиваемых документов в налоговую инспекцию, что привело к использованию налоговым органом расчетного метода при использовании налоговых обязательств.

    В таком случае с директора могут быть взысканы начисленные убытки в виде начисленных пеней и штрафа.

    5. Если недоимка по налогам, пени и штраф доначислены компании в спорной ситуации, когда факт совершения компанией налогового правонарушения не очевиден, то взыскать любые налоговые доначисления (пени и штрафы) с директора в качестве убытков вряд ли получится

    Это имеет место, когда складывалась неодназначная судебная практика по поводу учета доходов, расходов, финансовых операций для целей налогообложения или момента возникновения права на вычет НДС по конкретным операциям.

    При таких обстоятельствах директор может оспорить взыскание с него убытков и со ссылкой на п.

    4 Постановления № 62 подтвердить добросовестность и разумность своих действий путем представления доказательств неочевидности квалификации действий Общества правонарушением на момент их совершения.

    Например, указать, что отсутствие единообразия в практике применения налогового законодательства не позволяет сделать однозначный вывод о неправомерности действий Общества.

    В качестве примера такой ситуации можно привести дело (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.08.2015 г. о делу № А40-166191/14), суть которого заключалась в следующем:

    Общество пыталось взыскать с Директора убытки в виде сумм НДС по строительным работам, в вычете и возмещении которых отказано налоговыми органами по причине пропуска 3-х-летнего срока на их предъявление, и начисленных пени. С позиции налоговиков, НДС к вычету по строительным работам нужно было принимать по мере подписания счетов фактур, актов выполненных работ КС-2 и КС-3.

    По мнению Общества, убытки возникли из-за незнания Директором положений налогового законодательства, ограничивающих срок предъявления НДС к вычету тремя годами, непринятием им должных мер по организации ведения налогового учета.

    Директор, в свою очередь, доказывая свою невиновность, ссылался на то, что действовал правомерно, руководствуясь письмами Минфина РФ.

    Согласно им НДС к вычету может быть предъявлен только после ввода построенного объекта в эксплуатацию, а не по мере подписания КС-2 и КС-3.

    В подтверждение этого Директор предоставил судебную практику по аналогичному вопросу с участием налогового органа, в котором он состоит на учете, а также других регионов.

    Исходя из этого, суд посчитал допущенные Обществом налоговые правонарушения не однозначными и не очевидными, и признал наличие в данном случае правовой неопределенности по моменту возникновения у Общества права на вычет НДС.

    В результате, суд отказал в удовлетворении требований Общества в полном объеме, не усмотрев в действиях директора недобросовестности и неразумности.

    Кроме того, суды постановили, что нельзя взыскать пени, начисленные на налоговую недоимку за тот период, когда должность директора общества занимало уже другое лицо.

    Они обосновали это тем, что бывший директор уже не мог влиять на принятия решения о погашении налоговой недоимки, на которую начислялись пени.

    6. Взыскать убытки можно не только с директора

    Убытки и неустойка: в чем разница? 2021 г

    Взыскание со стороны в обязательстве сумм административных штрафов в качестве убытков

    Содержание

    • 1. Возмещение убытков и взыскание неустойки
    • 2. Возмещение убытков и уплата неустойки поставщиком
    • 3. Примеры возмещения убытка в судебной практике России
    •        Данная статья посвящена различиям в понятиях «неустойка» и «убытки», а также тому, как выплачивается неустойка и происходит возмещение убытков.
    Читайте также:  Как продлить электронный полис осаго альфастрахование через интернет? пошаговая инструкция

    1. Возмещение убытков и взыскание неустойки

    1. Заключив контракт по 44-ФЗ, контрагенты сделки, в случае нарушения взятых обязательств, несут имущественную ответственность.

    2. В соответствии с ПП ВС РФ № 54 от 22 ноября 2016 года, имущественная ответственность обусловлена наличием ряда аспектов:
    3. 1) доказанная вина контрагентов сделки;
    4. 2) действия, нарушающие существующее законодательство;
    5. 3) наличие серьезного ущерба для обоих участников контракта;
    6. 4) установленная причинно-следственная связь между причинением материального ущерба одного из участников и действием/ бездействием другого.
    7. Таким образом, «убытки» — это издержки, понесенные одним из участников сделки по причине неисполнения, либо недобросовестного выполнения контрагентом договорных обязательств, как об этом гласит часть 2 статьи 15 Гражданского кодекса России.

    К убыткам в судебной практике могут отнести упущенную выгоду, недополученную по причине действий недобросовестного партнера. В соответствии со статьей 393 Гражданского кодекса, главным способом получения компенсации за причиненный ущерб, становится возмещение убытков участником контрактных отношений, признанным виновным в их невыполнении, или некачественном исполнении.

    В ситуации, когда виновник нарушений условий контракта в результате получил прибыль, пострадавшая сторона правомочна получить компенсацию потерянной выгоды в диапазоне от величины полученного дохода до максимума, определенного рамками законодательства.

    По предписанию, изложенному в пункте 23 статьи 95 44-ФЗ, в ситуации одностороннего расторжения контракта пострадавшая сторона имеет право на компенсацию фактического ущерба. Гражданский кодекс в статье 310 также не допускает разрыва контрактных отношений в одностороннем порядке за исключением ситуаций, предусмотренных законом.

    Неустойка, штраф, пеня представляют собой другую меру и степень материальной ответственности за нарушение условий контракта.

    В соответствии со статьей 394 Гражданского кодекса, штрафные санкции – это предписанная законодательством, либо предусмотренная договором сумма наличных денег, которую истец требует с ответчика в ситуации таких нарушений договорных обязательств как просрочка или несвоевременная оплата поставленных или исполненных по контракту продуктов, работ или услуг. В данной ситуации пострадавший не обязан доказывать наличие ущерба, как это прописано в статье 330 Гражданского кодекса об уплате неустойки.

    • Соотношение убытков и неустойки должно быть указано в тексте контракта и компенсируется в таких формах:
    • 1) зачетная, применяемая по умолчанию в большинстве ситуаций, если закон не предписывает иных форм, при этом возмещение ущерба происходит в части, не покрытой неустойкой;
    • 2) альтернативная, когда по выбору пострадавшей стороны выплачивают или неустойку, или ущерб;
    • 3) исключительная, при которой происходит выплата в пользу пострадавшего штрафов и пеней, но ущерб не взыскивается;
    • 4) штрафная — это мера ответственности, при которой убытки сверх неустойки взыскиваются в полном размере, согласно рамкам законодательства.

      Хотите выиграть в запросе котировок?

                Воспользуйтесь нашими наработками! Мы поможем вам выиграть не менее трети котировок!

      Выиграть котировку

    2. Возмещение убытков и уплата неустойки поставщиком

    1. Заказчик, понесший убытки от действий поставщика/подрядчика правомочен добиваться компенсации причиненного ему ущерба, в соответствии с частью 1 статьи 15 Гражданского кодекса России.

    2. В настоящий момент существуют 2 вида компенсации нанесенного ущерба:
    3. 1) досудебный компромисс (при наличии соответствующей записи в тексте договора), при котором должник напрямую получает перечень претензий и обязуется их удовлетворить;
    4. 2) судебный, когда контрагенты улаживают свой конфликт в арбитражном суде, согласно статьям 125 и 126 АПК.

    Хотите гарантированно побеждать в тендерах?

             Отправьте запрос и получите в распоряжение целый штат экспертов с оплатой за результат!

    Выиграть в тендере

    3. Примеры возмещения убытка в судебной практике России

    Правомочным будет признано требование заказчика поставщику компенсировать причиненные убытки в следующих ситуациях.

    Взыскание неустойки, процентов, штрафов с должника: порядок расчета, судебная практика, советы юристов

    При неисполнении одной из сторон договора своих обязательств по договору, как правило, у другой стороны возникают убытки, связанные с данным исполнением. Одним из способов компенсировать данные убытки является на практике взыскание штрафных санкций за нарушение условий договора с другой стороны.

    Такие штрафные санкции могут быть установлены договором, заключенным сторонами, либо предусматриваться законодательством, в том числе специальным законодательством, регулирующим отдельные правоотношения, которые, по мнению законодателя, являются социально важными и потому подлежат особому регулированию.

    Неустойка может компенсировать все убытки или наоборот, не исключать взыскание, помимо неустойки, убытков в установленном порядке. В настоящей статье мы разберемся с основными видами ответственности, поговорим о порядке начисления штрафных санкций и взыскания.

    Также в статье вы найдете калькулятор договорной неустойки и процентов по статье 395 ГК РФ.

    Неустойка

    Неустойка, по своей правовой природе, является одним из способов обеспечения обязательств, т.е. неким “мотиватором”, направленным на побуждение другой стороны к надлежащему исполнению своих обязательств. 

    В соответствии со статьей 330 Гражданского кодекса Российской Федерации, неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. 

    Таким образом, неустойка (штраф и пени) являются штрафными санкциями, обязанность выплаты которых возникает только в случае нарушения установленных условий.

    Важно отметить, такие штрафные санкции не всегда должны исходить из условий договора, законом может быть предусмотрена своя мера ответственности за соответствующее нарушение (например, Законом о защите прав потребителей предусмотрен размер неустойки за невыполнение обязательств перед потребителем; Законом об участии в долевом строительстве предусмотрен размер неустойки за просрочку передачи объекта участнику долевого строительства и т.д.).

    Отличия пени от штрафа

    Неустойкой именуется общее понятие штрафных санкций, которые могут быть применены к виновной стороне. Она в свою очередь подразделяется на понятия «пени» и «штраф».

    Пени (пеня) – это неустойка, которая устанавливается договором или законом на случай просрочки исполнения обязательства и исчисляется за каждый определенный отрезок времени. Особенность неустойки заключается в том, что она обладает нарастающим итогом. 

    Например, неустойка за просрочку оплаты по Договору – 0,1% в день. Просрочка в оплате – 60 дней. Соответственно, исходя из указанных условий, размер неустойки составляет 6% от неоплаченной цены по Договору (0,1% * 60 = 6%), то есть, размер неустойки растет с каждым днем.

    Штраф – это неустойка, которая устанавливается в твердом эквиваленте (денежном и в виде определенной процентной ставки) и взыскивается однократно. Обычно, штраф используется для того, чтобы установить единовременный штраф за допущение какого-либо нарушения. 

    Например, штраф за поставку некачественного Товара – 10%. Или, штраф за поставку некачественного Товара составляет 10 000 рублей. Соответственно, данный штраф начисляется единожды за допущение конкретного нарушения (в данном случае за поставку некачественного Товара). 

    Какая неустойка за просрочку платежа по договору или иное нарушение может быть установлена?

    В теории неустойка делится также на 4 вида: 

    • зачетная (сумма взысканной неустойки вычитается из суммы подлежащих взысканию убытков)
    • исключительная (взыскание неустойки исключает взыскание убытков)
    • альтернативная (сторона вправе выбрать: взыскать неустойку или убытки)
    • штрафная (убытки взыскиваются помимо неустойки, сверх суммы неустойки)

    Стороны в договоре могут предусмотреть различный характер неустойки, также в ряде случаев законодатель устанавливает вид неустойки в нормативном акте.

    Помимо теоретического значения, определение вида неустойки имеет также и практическое значение, заключающееся в том, что взыскание договорной или законной неустойки, за исключением неустойки, которая носит штрафной характер, исключает начисление процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ, а взыскание же штрафной неустойки допускает одновременное взыскание и процентов по ст. 395 ГК РФ (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 17).

    На практике стороны в договоре устанавливают неустойку в виде размера процента за каждый день просрочки (например, 0,1%, 0,5%, 1% за каждый день просрочки), либо размер неустойки можете приравниваться к ставке рефинансирования, ключевой ставке (с 2016 года ставка рефинансирования приравнена к ключевой ставке), может устанавливаться, к примеру, 1/150, 1/300 ставки рефинансирования, либо размер устанавливается в твердой сумме, в том числе за каждый день просрочки (например, 500 рублей за каждый день просрочки). Также в договоре может содержаться ограничение общей суммы неустойки (“но не более 10% от суммы договора”, “но не более цены непоставленного товара” и т.д.). Сумма, от которой рассчитывается неустойка, также варьируется (от всей цены договора, от цены неоплаченного товара, непоставленного товара, невыполненной работы, неоплаченной работы и т.д.). Поэтому при расчете неустойки за просрочку необходимо внимательно изучить условия договора (закона, если неустойка установлена законом) и учесть все условия расчета.

    Вы можете рассчитать онлайн неустойку по договору на калькуляторе, размещенном ниже.

    Неустойка (штраф) может устанавливаться за различные нарушения условия договора, просрочку исполнения обязательства: нарушение сроков выполнения работ, поставки товара, нарушение срока оплаты, расторжение договора, непредставление документов и т.д.

    Читайте также:  Жалоба на постановление о назначении штрафа за неуплату платежей в «систему платон»

    Неустойка за расторжение договора

    В судебной практике можно встретить споры относительно возможности установления неустойки как меры ответственности за расторжение договора (например, условия в договоре, подобного этому: “в случае расторжения договора в одностороннем порядке сторона, заявившая о расторжении договора, выплачивает штраф в размере 10% от цены контракта).

    С одной стороны, принцип свободы договора должен позволять устанавливать любые условия в договоре, не запрещенные законом.

    И установление такой неустойки является логичным — сторона, заключая договор рассчитывает на сотрудничество, надлежащее исполнение договора, и если вторая сторона “передумает”, то добросовестная сторона понесет убытки: будет вынуждена искать нового контрагента, заключать договор, устанавливать новые сроки, возможно, выплатит неустойку за просрочку своему заказчику, будет вынуждена оплачивать товар/работу по более дорогой цене и т.д. С другой стороны, такая неустойка может ограничить право стороны на расторжение договора, которое предоставлено ей законом. Также является спорным вопросом действие условия о неустойке, предусмотренного в договоре, который прекратил свое действие. 

    Вс решил «больной вопрос» о взыскании убытков

    Тема взыскания убытков в судах стала одной из самых «больных» для адвокатов. Казалось бы, нормы ст. 15 и 393 ГК РФ открывают большие возможности для взысканий, однако в судах взыскатели сталкиваются с большими проблемами, особенно в спорах с государственными и муниципальными органами. Как известно, основаниями для удовлетворения требования о взыскании убытков являются:

    • установление факта нарушения права лица;
    • наличие причинной связи между понесенными убытками и действиями виновного лица;
    • документально подтвержденный размер убытков;;
    • вина лица, нарушившего обязательство, если вина в силу закона или договора является условием возложения ответственности за причинение убытков.

    Из приведенного перечня суды чаще всего признают недоказанными вину, причинно-следственную связь и размер убытков.

    ВС: Расширение автотрассы, повлекшее необходимость реконструкции АЗС, причинило предпринимателю убыткиВерховный Суд напомнил, что отсутствие решения об изъятии участка для государственных или муниципальных нужд либо несоблюдение процедуры изъятия не лишает собственника права на возмещение убытков, причиненных фактическим лишением имущества

    В этом контексте «приятным сюрпризом» стало Определение Верховного Суда РФ от 3 ноября 2020 г. № 302-ЭС20-6718 по делу А69-303/2018, которым были отменены акты нижестоящих судов об отказе в удовлетворении требований предпринимателя – собственника АЗС о взыскании убытков за ее вынужденную реконструкцию в связи с расширением автодороги.

    И хотя точка в этом деле еще не поставлена – оно направлено на новое рассмотрение, а по подобным спорам судебных актов достаточно (см., например, Определение ВС РФ от 4 августа 2020 г. № 306-ЭС20-11557 по делу № А65-10408/2018, постановление АС Поволжского округа от 25 мая 2020 г.

    № Ф06-61135/2020 по делу № А65-10408/2018), – ВС РФ сформулировал основные аспекты, на которые суды должны обращать внимание при разрешении подобных дел.

    Во-первых, Суд повторил свою давно озвученную позицию о том, что отсутствие решения об изъятии земельного участка (его части) или несоблюдение процедуры его изъятия для государственных или муниципальных нужд само по себе не лишает правообладателя такого участка права на возмещение убытков, причиненных фактическим лишением имущества (п. 4 Обзора судебной практики по делам, связанным с изъятием для государственных или муниципальных нужд земельных участков в целях размещения объектов транспорта, утвержденного Президиумом ВС РФ 10 декабря 2015 г.).

    Отказывая в удовлетворении требований, нижестоящие суды, признав фактическое изъятие земельных участков предпринимателя и отсутствие возмещения, последовавшее за этим нарушение норматива удаленности заправочных колонок от края проезжей части, сочли, что истец не доказал необходимость реконструкции АЗС в связи с фактическим изъятием принадлежащих ему участков.

    Сославшись на указанное разъяснение Обзора, суды, на мой взгляд, проявили формальный подход: да, изъятие есть, но оно не обязательно влечет право истца на взыскание убытков.

    Эта позиция представляется ошибочной: когда у собственника изымают вещь без соблюдения установленных законом процедур, это уже означает возникновение ущерба или упущенной выгоды.

    А вот в чем выражены убытки истца, вопрос: например, это могут быть: уменьшение рыночной стоимости принадлежащих ему земельных участков, снижение прибыли из-за неудобного въезда на заправку для фургонов, необходимость реконструкции АЗС или иные основания.

    Теперь арбитражному суду при новом рассмотрении дела придется выяснять этот вопрос и назначать экспертизу. При этом не факт, что она подтвердит необходимость реконструкции.

    Во-вторых, ВС напомнил о необходимости соблюдения принципа состязательности: истец в подтверждение своих доводов представил проектно-сметную документацию и расчет затрат на реконструкцию АЗС, ответчики же никаких контрдоводов не выдвинули.

    Например, я сам неоднократно сталкивался с подобной ситуацией: излагал аргументацию, представлял заключения специалистов, а орган власти занимал пассивную позицию о несогласии с доводами истца, не приводя мотивированных возражений, и суды поддерживали ответчика в споре (см., например, судебные акты по делу № А66-16201/2017).

    Более того, когда ответчиками выступают органы публичной власти (т.е. априори более сильные стороны), в силу их компетенции они обязаны представлять мотивированные объяснения по делу; исходя из положений ст. 68, 71 и 170 АПК РФ, при отсутствии таковых суд должен либо принимать доводы истца, либо назначать по делу экспертизу.

    В-третьих, если в спорах возникает вопрос о добросовестности стороны, суды должны исходить из ее презумпции (п. 3 ст. 1 ГК РФ), пока не доказано обратное.

    В рассматриваемом деле Верховный Суд указал, что нельзя только по косвенным признакам (приобретение АЗС незадолго до расширения дороги) делать выводы о недобросовестности истца.

    Более того, если к спорным правоотношениям можно применить нормы позитивного права, зачем тогда вообще говорить о добросовестности?

    Кроме того, интересной представляется приведенная в качестве обоснования отказа в удовлетворении требований предпринимателя ссылка нижестоящих судов на назначение спорной автомобильной дороги: «обеспечение связи между городом Кызылом, Кызылским, Каа-Хемским, Тоджинским и Тере-Хольским кожуунами Республики Тыва, а также возможности для передвижения наземного транспорта граждан, муниципальных служб и правоохранительных органов, создание безопасных условий проживания в населенном пункте, соблюдения правил дорожного движения, публичного правопорядка в целом».

    Сразу напрашивается уточнение: разве АЗС не является элементом обеспечения возможности для передвижения наземного транспорта? Более того, разве предприниматель – собственник АЗС – не предоставляет рабочие места и не пополняет бюджет (т.е. выполняет публичные функции)?

    В заключение отмечу, что, хотя Верховный Суд не указал в определении ничего принципиально нового, он однако четко сформулировал правовую проблему – необходимость защиты прав лица, у которого изъяли земельный участок без соблюдения положенных процедур; указал, как эту проблему разрешить (см. ранее), а также обозначил правовую цель – пресечение порочной практики изъятий земельных участков без проведения установленных законом процедур и привлечения к гражданско-правовой ответственности виновных лиц.

    Убежден, что при новом рассмотрении дела суды исправят указанные высшей судебной инстанцией недостатки и примут законные и обоснованные решения.

    Leave a Comment

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *