Верховный суд о нарушениях процедуры медицинского освидетельствования водителей

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 февраля 2017 г. N 13-АД17-1

Судья Верховного Суда Российской Федерации Никифоров С.Б., рассмотрев жалобу защитника Полина Д.В., действующего в интересах Сорокина Н.В.

, на вступившие в законную силу постановление мирового судьи Пичаевского района Тамбовской области от 10 июня 2016 года, решение судьи Пичаевского районного суда Тамбовской области от 19 августа 2016 года и постановление заместителя председателя Тамбовского областного суда от 12 октября 2016 года, вынесенные в отношении Сорокина Н.В. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

установил:

постановлением мирового судьи Пичаевского района Тамбовской области от 10 июня 2016 года, оставленным без изменения решением судьи Пичаевского районного суда Тамбовской области от 19 августа 2016 года и постановлением заместителя председателя Тамбовского областного суда от 12 октября 2016 года, Сорокин Н.В.

признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.

8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 год 8 месяцев.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, защитник Полин Д.В. ставит вопрос об отмене вынесенных по делу судебных актов и прекращении производства по делу.

Изучив материалы дела об административном правонарушении и доводы жалобы заявителя, прихожу к следующим выводам.

В силу абзаца 1 пункта 2.

7 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090 (далее — Правила дорожного движения) (все нормы, цитируемые в настоящем Постановлении, приведены в редакции, действующей на момент возникновения обстоятельств, послуживших основанием для привлечения Сорокина Н.В. к административной ответственности) водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

В соответствии с частью 1 статьи 12.

8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния, влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Согласно примечанию к данной статье, употребление веществ, вызывающих алкогольное или наркотическое опьянение, либо психотропных или иных вызывающих опьянение веществ запрещается. Административная ответственность, предусмотренная настоящей статьей и частью 3 статьи 12.

27 настоящего Кодекса, наступает в случае установленного факта употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, или в случае наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека.

Основанием для привлечения к административной ответственности Сорокина Н.В. послужили изложенные в обжалуемых судебных актах выводы о том, что 2 мая 2016 года в 04 часа 10 минут на ул. Ленинской с.

Пичаево Пичаевского района Тамбовской области в нарушение пункта 2.7 Правил дорожного движения он управлял транспортным средством, государственный регистрационный знак , находясь в состоянии опьянения.

Однако с таким решением согласиться нельзя по следующим основаниям.

Исходя из положений части 1 статьи 1.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности.

По делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 12.

8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, надлежит учитывать, что доказательствами состояния опьянения водителя являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения (пункт 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

В силу части 1.1 статьи 27.

12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с частью 6 данной статьи. При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Как усматривается из материалов дела об административном правонарушении, основанием полагать, что водитель Сорокин Н.В. находится в состоянии опьянения, послужили выявленные у него сотрудником ДПС ГИБДД признаки опьянения — запах алкоголя изо рта, нарушение речи, неустойчивость позы, резкое изменение окраски кожных покровов лица, поведение, не соответствующее обстановке (л.д. 6).

С результатами проведенного освидетельствования на состояние алкогольного опьянения Сорокин Н.В. не согласился, в связи с чем сотрудником полиции ему было предъявлено требование о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения, пройти которое Сорокин Н.В. согласился (л.д. 7).

По результатам проведенного в отношении Сорокина Н.В. медицинского освидетельствования было вынесено заключение о нахождении его в состоянии опьянения, зафиксированное в акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, от 2 мая 2016 года N 6, проведенного в Пичаевской центральной районной больнице, врачом-неврологом Б. (л.д. 8).

Вместе с тем при составлении названного акта врачом-специалистом допущены нарушения требований Порядка проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), утвержденного приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 18 декабря 2015 года N 933н, вступившего в силу, за исключением отдельных положений, с 26 марта 2016 года (далее — Порядок).

Подпунктом 1 пункта 5 Порядка определено, что медицинское освидетельствование проводится, в частности, в отношении лица, которое управляет транспортным средством, — на основании протокола о направлении на медицинское освидетельствование, составленного в соответствии с требованиями статьи 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях должностным лицом, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида.

Согласно пункту 8 Порядка в процессе проведения медицинского освидетельствования его результаты вносятся в Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения (алкогольного, наркотического или иного токсического), форма которого предусмотрена приложением N 2 к указанному приказу (далее — Акт).

В силу пункта 9 Порядка после указания в Акте персональных данных освидетельствуемого проведение медицинского освидетельствования во всех случаях начинается с первого исследования выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя, после которого врачом-специалистом (фельдшером) производится сбор жалоб, анамнеза и осмотр в целях выявления клинических признаков опьянения, предусмотренных приложением N 2 к Порядку.

Положительным результатом исследования выдыхаемого воздуха считается наличие абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха. При положительном результате первого исследования выдыхаемого воздуха через 15 — 20 минут после первого исследования проводится повторное исследование выдыхаемого воздуха.

Исходя из пункта 15 Порядка медицинское заключение «установлено состояние опьянения» выносится в случае освидетельствовании лиц, указанных в подпункте 1 пункта 5 Порядка, при положительном результате повторного исследования выдыхаемого воздуха на наличие алкоголя или при обнаружении по результатам химико-токсикологических исследований в пробе биологического объекта одного или нескольких наркотических средств и (или) психотропных веществ.

Из содержания пунктов 15.1.1 и 15.2 акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, от 2 мая 2016 N 6 следует, что исследование выдыхаемого Сорокиным Н.В.

воздуха проводилось с применением технического средства Alert j4x.ec, N 16324, дата поверки 18 апреля 2016 года. Результат исследования составил при первом исследовании — 2,17 г/л, при повторном — 2,07 г/л (л.д. 8).

Таким образом, результаты исследований, проведенных вышеуказанным средством измерения, зафиксированы в акте в граммах вместо миллиграммов на литр выдыхаемого воздуха. Врачом, проводившим медицинское освидетельствование, результаты исследования не переведены в миллиграммы на литр выдыхаемого воздуха, как требуют Правила.

Кроме того, первое исследование выдыхаемого воздуха проведено врачом 05 часов 09 минут, второе в 05 часов 43 минуты, то есть интервал между исследованиями выдыхаемого воздуха врачом Б. не соблюден и составил более чем 20 минут.

При рассмотрении дела мировым судьей в судебном заседании была допрошена врач-невролог Б. проводившая медицинское освидетельствование Сорокина Н.В., которая показала, что количество этанола по прибору Alert j4x.

ec измеряется в грамме на литр, что отражается на бумажном носителе — чеке, выдаваемым анализатором, в котором указана единица измерения грамм на один литр выдыхаемого воздуха. Количество алкоголя в выдыхаемом воздухе у Сорокина Н.В.

измерялось в граммах на литр, о чем она сделала запись в акте медицинского освидетельствования на основании выданного анализатором чека. Несоблюдение временного интервала между исследованиями выдыхаемого воздуха Б. прокомментировать не смогла.

Согласно показаниям врача-нарколога Захаровой Г.А., работающей в ТОГБУЗ «Пичаевская ЦРБ», данным ею в ходе судебного разбирательства, 2 мая 2016 года анализатор Alert j4x.ec использовался дежурным врачом Б. При этом показатель при первом выдохе Сорокина Н.В. был равен 2,17 мг/л, при повторном исследовании 2,07 мг/л.

Как усматривается из руководства по эксплуатации анализатора паров этанола в выдыхаемом воздухе Alert j4x.ec единица измерения массовой концентрации паров этанола: мг/л (л.д. 102 — 115).

Таким образом, в ходе рассмотрения настоящего дела не представляется возможным с достоверностью определить, в каких единицах измерения получен результат теста, поскольку показания медицинских работников содержат неустранимые противоречия, а приобщенный в материалы дела бумажный носитель (чек) анализатора не читаем.

Согласно пункту 16 акта медицинского освидетельствования лабораторное исследование биологических средств Сорокина Н.В. не проводилось.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что медицинское освидетельствование на состояние опьянения проведено медицинским работником без соблюдения требований Порядка. Заключение о нахождении Сорокина Н.В.

в состоянии опьянения фактически сделано на основании клинических признаков опьянения, что не было принято во внимание и должной правовой оценки по правилам статьи 26.

11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях при рассмотрении дела мировым судьей не получило.

Допущенным нарушениям установленного Порядка проведения в отношении Сорокина Н.В. медицинского освидетельствования на состояние опьянения не дана оценка при рассмотрении дела судьей районного суда и жалобы на вступившие законную силу судебные акты заместителем председателя Тамбовского областного суда.

Так, в решении судьи Пичаевского районного суда Тамбовской области указано, что единицами измерения выдыхаемого воздуха являются грамм на литр, миллиграмм на литр, промилле и промилле ВАС, в связи с чем, перерасчета грамма на один литр в миллиграммы на один литр в данном случае не требуется.

Данное утверждение судьи является ошибочным и противоречит требованиям пункта 9 Правил.

Из содержания частей 1 и 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях следует, что лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина, а неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

При изложенных данных и с учетом приведенных выше положений частей 1 и 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях невозможно прийти к безусловному выводу о том, что наличие состава вменяемого Сорокину Н.В. административного правонарушения в его действиях является доказанным.

Читайте также:  Можно ли снимать на камеру сотрудников ГИБДД в 2021 году

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 30.

17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 названного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи Пичаевского района Тамбовской области от 10 июня 2016 года, решение судьи Пичаевского районного суда Тамбовской области от 19 августа 2016 года и постановление заместителя председателя Тамбовского областного суда от 12 октября 2016 года, вынесенные в отношении Сорокина Н.В. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежат отмене.

Производство по делу об административном правонарушении подлежит прекращению на основании пункта 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых вынесены постановления по настоящему делу.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

постановил:

жалобу защитника Полина Д.В., действующего в интересах Сорокина Н.В., удовлетворить.

Постановление мирового судьи Пичаевского района Тамбовской области от 10 июня 2016 года, решение судьи Пичаевского районного суда Тамбовской области от 19 августа 2016 года и постановление заместителя председателя Тамбовского областного суда от 12 октября 2016 года, вынесенные в отношении Сорокина Н.В. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Производство по данному делу об административном правонарушении прекратить на основании пункта 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Судья Верховного Суда

Российской Федерации

С.Б.НИКИФОРОВ

——————————————————————

Верховный суд о нарушениях процедуры медицинского освидетельствования водителей | КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ ГОРОДА СИМФЕРОПОЛЬ

Удивительные по своей либеральности решения приняты Верховным судом в конце прошлого года и начале этого. Не все водители, попавшиеся в руки инспекторов ДПС с признаками опьянения, были лишены прав. ВС указал, какие нарушения процедуры медосвидетельствования могут стать основанием для возврата прав.

Верховный суд стал очень строг к процедуре проведения освидетельствования таких водителей.

Юристы утверждают, что акты о медосвидетельствовании, оформленные с нарушением процедуры, стали признаваться недопустимыми доказательствами буквально три месяца назад.

Это дает уверенность в том, что и медики будут относиться к процедуре с должным вниманием. Соответственно, сократится количество необоснованных наказаний.

Итак, приведем конкретные примеры. 7 декабря Верховный суд рассмотрел жалобу некоего А.В. Челпанова. Ему мировой судья вменил пьянство и назначил 30 тысяч штрафа, а также 1 год и 10 месяцев лишения права управления. Все дальнейшие суды подтверждали решение мирового судьи. Однако Верховный суд, изучив материалы дела, пришел к другому выводу.

Дело в том, что по инструкции по проведению медицинского освидетельствования замеры должны производиться либо одним прибором количественного анализа с разницей в 20 минут, либо двумя приборами качественного анализа с той же разницей во времени.

Речь идет об инструкции по медосвидетельствованию на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы 307/У-05 «Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством» (приложение N 3 к Приказу Министерства здравоохранения Российской Федерации от 14 июля 2003 г. N 308 «О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения»).

Это очень важный пункт. Сейчас объясним, почему. В случае с Челпановым врач не произвел второй замер.

Таким образом была нарушена процедура, а по этому Верховный суд посчитал, что это не может быть однозначным доказательством того, что водитель управлял машиной в нетрезвом состоянии.

Любое же сомнение трактуется в пользу обвиняемого. Поэтому Верховный суд освободил его от этого наказания, а административное дело прекратил по истечению сроков давности.

Другой случай произошел в Калуге. Там врач замерил выдох, соблюдя временные рамки, но двумя разными приборами. Однако в инструкции прописано иное. И не просто так. Каждый прибор имеет собственные значения погрешности.

Как считает юрист Лев Воропаев, в данном случае показания прибора незначительно отличались от 0.

16 мг/л, поэтому измерение вторым прибором могло исказить результат измерения, который был бы при осуществлении измерения только одним прибором, с учетом того, что каждый прибор имеет свою собственную погрешность.

Третий случай еще более интересен. Врач замерил выдох пациента даже три раза! Но Верховный суд не счел эти замеры законными.

Начнем с того, что в инструкции прописано два замера с четким соблюдением временных рамок. В данном случае время не было соблюдено. Поэтому через какие периоды проводились замеры — установить невозможно.

В результате первого замера прибор показал количество алкоголя в размере 0,21 мг/л выдыхаемого воздуха. Второй замер показал 0,12 мг/л. А третий, который уже никак не попадал под требования инструкции, показал результат в размере 0,2 мг/л.

Напомним, что законом установлена возможная суммарная погрешность измерений 0,16 мг/л. Она включает в себя и погрешность самого прибора, и метеорологические условия — температура на улице и влажность тоже влияют на показания приборов и метаболические процессы в организме остановленного водителя.

Поэтому Верховный суд счел, что замеры были проведены в нарушение инструкции. Неизвестно, с какой периодичностью они проводились.

К тому же один из замеров показал результат ниже установленной погрешности. Поэтому доверять этим показаниям не стоит. Тем более что медики не установили состояние опьянения по клиническим признакам.

То есть их либо придумали сотрудники ДПС, либо их попросту не было.

— В данном случае второй результат играет роль большую, чем третий, который проведен в нарушение пункта 16 приказа минздрава, — говорит Лев Воропаев.

— Такой вывод сделан еще и потому, что у гражданина отсутствуют клинические признаки опьянения (раньше пункт 16 Приказа делал прямую отсылку к ним, как на обстоятельства, которые должны учитываться при установлении состояния опьянения).

И тут, кстати, судья в обоснование своей позиции четко прописывает то, что результаты освидетельствования незначительно отличаются от погрешности в 0.16 мг/л.

Примечательно, что незначительное отличие Верховный суд учитывает все чаще. Кроме того, Верховный суд учитывает и историю правонарушений.

Вот еще один случай. Некий водитель Штуко попался в Саратовской области рано утром в нетрезвом состоянии. И инспекторы и медики провели все замеры и освидетельствования, как положено.

Суд вынес ему наказание в размере штрафа 30 тысяч рублей и лишения права управления на 1 год и 11 месяцев. Почти по максимуму. Водитель оспорил это постановление в Верховном суде.

Высший судебный орган признал, что его вина полностью доказана. Однако удивился столь жесткому наказанию.

Водитель до этого ни разу не совершал правонарушений, а уж тем более не попадался пьяным за рулем.

Поэтому Верховный суд посчитал, что не должен он нести столь тяжкое наказание. Отягчающими могут быть совершаемые им другие правонарушения. Но в деле их нет. И, по всей видимости, по запросу ВС их не предоставили. Таким образом столь суровое наказание не совсем соответствует нарушению. А поэтому Верховный суд сократил лишение прав до минимальной планки.

По словам Льва Воропаева, Верховный суд в этом плане значительно гуманней районных и областных судов. Те могут снизить наказание на месяц-два.

Верховный суд возвращает водительские права – часть четырнадцатая

Применение административного наказания предполагает строгое соблюдение установленного законом порядка (ч. 1 ст. 1.6 КоАП). Часто именно из-за процессуальных нарушений со стороны судов и сотрудников ДПС ГИБДД водителям удается вернуть свои права.

 Например, полицейский не предложил пройти освидетельствование перед медосвидетельствованием; правонарушителю не были разъяснены его права; понятой по делу являлся несовершеннолетним. «Право.ru» подготовил обзор самых интересных споров ВС по возврату водительских прав.

 

Освидетельствование vs медосвидетельствования: порядок решает всё

Дело № 1. Сотрудники ГИБДД ДПС остановили Ивана Домова* и предложили ему пройти освидетельствование и медосвидетельствование. Домов согласился, «подышал в трубочку» и сдал биоматериал (кровь и мочу) на экспертизу.

Концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе у Домова составила менее 0,16 миллиграмма на один литр, что является допустимым. Химико-токсикологическое исследование мочи показало, что этилового спирта в организме Домова не обнаружено.

А вот исследование крови выявило концентрацию этилового спирта 0,63 г/л. Главный врач ОГБУЗ «Областной наркологический диспансер» пояснил, что 0,63 г/л алкоголя в крови соответствует в среднем 0,28 мг/л алкоголя в выдыхаемом воздухе.

На оновании результатов исследования крови и ответа главврача Домов был привлечен к ответственности за управление автомобилем в состоянии опьянения (ч. 1 ст. 12.8 КоАП) и наказан штрафом 30 000 руб. с лишением права управлять автомобилем на два года.

Домов не согласился с данным решением и принялся его обжаловать.

ВС со ссылкой на Инструкцию по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, пояснил: цель забора биоматериала – определить вызвавшие опьянение вещества или их метаболиты (за исключением алкоголя).

Заключение о состоянии опьянения в результате употребления алкоголя выносится только на основании данных алкотестера. Забор биоматериала на содержание алкоголя положениями Инструкции не предусмотрен.

Поскольку медосвидетельствование Домова проведено с нарушением установленного Инструкцией порядка, ВС прекратил производство по делу на основании п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП – в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены судебные постановления (дело № 57-АД 16-9).

Дело № 2.

Сотрудник ДПС ГИБДД остановил водителя Олега Голованя* и направил его сначала на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (алкогольного и наркотического; проводится в медучреждении на основании взятого биоматериала), а потом предложил пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения (замерить пары алкоголя в выдыхаемом воздухе). Головань отказался и после многочисленных судебных тяжб был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП (невыполнение водителем требования о прохождении медосвидетельствования на состояние опьянения) и оштрафован на 30 000 руб. с лишением прав на полтора года.

ВС изучил данную ситуацию и указал следующее: направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (и забору биоматериала) должно предшествовать предложение сотрудника полиции пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения («подышать в трубочку»). Водителя можно направить на медосвидетельствование только в следующих случаях:

  • при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения;
  • при несогласии указанного лица с результатами освидетельствования;
  • если алкотестер показал, что водитель не пил, а у сотрудника ДПС ГИБДД есть основания полагать, что лицо находится в состоянии опьянения.

Поскольку предложение Голованю пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения не предшествовало его направлению на медицинское освидетельствование, ВС отменил ранее принятые судебные акты.

В данном деле имелось и еще одно процессуальное нарушение, которое отметил ВС. Сотрудник ДПС ГИБДД подал жалобу на вступившие в законную силу судебные акты.

В этот же день в адрес Голованя было направлено извещение о подаче жалобы, однако сведений о получении им названного извещения нет. Сам Головань утверждал, что узнал о жалобе лишь после судебного заседания, что не позволило ему довести свою позицию до суда.

Данный факт также послужил основанием для отмены принятых судебных актов (дело № 19-АД16-13).

Дело № 3.

Читайте также:  Что такое обоюдная вина в дтп для получения страховки

 Похожая ситуация с освидетельствованиями была у Олега Богданова* – сотрудник ДПС ГИБДД заметил у него «нарушение речи, резкое изменение цвета лица, не соответствующее обстановке поведение», и направил водителя на медицинское освидетельствование (сдать биоматериал). Богданов от этого отказался и был признан виновным в нарушении ч. 1 ст. 12.26 КоАП (невыполнение водителем законного требования о прохождении медосвидетельствования) и оштрафован на 30 000 руб. с лишением прав на один год и девять месяцев.

Между тем из письменных объяснений должностного лица ДПС ГИБДД и его показаний в суде следует, что пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения при помощи замера паров алкоголя в выдыхаемом воздухе Богданову не предлагалось. Данная информация подтверждается протоколом о направлении на медицинское освидетельствование и письменными объяснениями понятых.

ВС установил: поскольку сотрудник ДПС ГИБДД не предложил Богданову пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, порядок направления на медицинское освидетельствование был нарушен.

В связи с этим ВС отменил ранее вынесенные решения по делу и прекратил производство в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены судебные постановления (дело №11-АД16-18).

Адвокат, к. ю. н. Павел Сафоненков отметил, что случаи подобных незаконных постановлений по ч. 1 ст. 12.8 КоАП и ч. 1 ст. 12.26 КоАП далеко не единичны: чаще всего водителям удается отстоять свои права лишь в ВС.

«К сожалению, только ВС, а не мировые судьи (как это должно быть), ставит все на свои места.

Однако многие водители не обжалуют первоначальные постановления о назначении наказания не только по причине пробелов в знаниях административного законодательства или дороговизны услуг адвокатов, но просто не веря в справедливое правосудие», – считает Сафоненков.

Все обстоятельства требуют доказывания

На Илью Ломова* был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 12.26 КоАП (невыполнение водителем законного требования о прохождении медосвидетельствования).

Ломов и его защитник настаивали, что сотрудник полиции не предложил пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения (поскольку алкотестер находился у другого экипажа); подписи и записи от водителя в протоколе об административном правонарушении выполнены иным лицом; процессуальные права Ломову не разъяснялись.

При рассмотрении дела мировой суд исключил из числа доказательств протокол об отстранении от управления транспортным средством и протокол о направлении на медицинское освидетельствование – на этих документах не было подписей понятых и сведений о применении видеозаписи.

Однако протокола об административном правонарушении и рапорта сотрудника ДПС ГИБДД об обстоятельствах произошедшего суду хватило для того, чтобы признать Ломова виновным и назначить ему штраф 30 000 руб. с лишением прав на полтора года.

Ломов обжаловал решение мирового суда в апелляции и кассации, однако это ни к чему не привело.

ВС установил, что нижестоящие суды нарушили требования ст. 24.1 и ст. 26.

1 КоАП о выяснении всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, и прекратил производство по делу в отношении Ломова на основании п. 4 ч. 2 ст. 30.

17 КоАП – в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены состоявшиеся по делу судебные постановления (дело № 41-АД16-16).

Документы, подписанные несовершеннолетним понятым, – исключить

Михаил Томбулов* предположительно находился за рулем в состоянии алкогольного опьянения, но от прохождения медосвидетельствования отказался. За это он был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП (невыполнение водителем законного требования о прохождении медосвидетельствования) и наказ штрафом в размере 30 000 руб. с лишением прав на один год девять месяцев.

Томбулов с наказанием не согласился – напротив, он утверждал, что никаких документов не подписывал и никто из сотрудников полиции не предлагал ему пройти освидетельствование.

Кроме того, водитель указывал, что один из понятых, присутствующий при составлении процессуальных документов, – несовершеннолетний. Этот факт был установлен материалами дела. При этом согласно ч. 1 ст. 25.

7 КоАП, в качестве понятого может быть привлечено любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо.

ВС обратил внимание на этот факт и пришел к выводу, что все подписанные несовершеннолетним понятым документы подлежат исключению из числа доказательств. Обстоятельства, на основании которых были вынесены судебные постановления, не были доказаны, в связи с чем ВС прекратил проиводство по делу (дело № 57-АД16-8).

Партнер Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры», адвокат Анастасия Расторгуева удивлена тем фактом, что для исключения из числа доказательств документов, полученных с нарушением закона, потребовался сам ВС. «Получается, нижестоящие суды закрывали глаза на очевидное нарушение, ведь как отмечает ВС, защитник в своих жалобах все время указывал на это нарушение», – отметила Расторгуева.

Извещать водителя нужно правильно

Евгений Шилов* совершил правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП (выезд в нарушение ПДД на полосу, предназначенную для встречного движения, либо на трамвайные пути встречного направления), в связи с чем был вызван в мировой суд.

Извещение о месте и времени рассмотрения дела было направлено Шилову по почте, но вернулось в адрес судебного участка за истечением срока хранения. Начальник отделения почтовой связи в телефонограмме сообщил, что неоднократно направлял Шилову напоминание о необходимости получить письмо, однако адресат не реагировал.

Суд посчитал, что Шилов извещен надлежащим образом, провел судебное заседание без него и назначил водителю наказание.

Шилов обжаловал его в суде второй инстанции, утверждая, что не был извещен о судебном заседании. В подтверждение своих слов он приложил ответ замначальника почтамта.

Тот писал, что заказное письмо для Шилова в связи с неполным штатом работников пролежало на почте положенный срок хранения, после чего было возвращено по обратному адресу.

Эта подтверждается также данными внутрироссийского почтового идентификатора с сайта Почты России и отметкой на возвращенном конверте.

ВС пришел к выводу, что Шилов было лишен возможности своевременно получить информацию о месте и времени рассмотрения дела, а значит, его извещение нельзя признать надлежащим. Из-за этого Шилов лишился возможности реализовать свое право на защиту.

При этом дело об административном правонарушении может быть рассмотрено в отсутствие лица, в отношении которого ведется производство, если имеются данные о его надлежащем извещении (ч. 2 ст. 25.1 КоАП). Судья должен при рассмотрении дела выяснять, извещены ли участники в установленном порядке, каковы причины их неявки, стоит ли рассматривать дело в их отсутствие (п. 4 ч. 1 ст. 29.7 КоАП).

ВС решил, что в данном случае мировым судьей не соблюден порядок рассмотрения дела, отменил решения нижестоящих судов и прекратил производство в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности (дело № 48-АД16-8).

Если водитель является членом УИК с правом решающего голоса, нужен прокурор

Олег Ибрагимов* совершил на мосту обгон с выездом на встречку, за что у него на год отобрали права (ч. 5 ст. 12.

15 КоАП – повторный выезд в нарушение ПДД на полосу, предназначенную для встречного движения, либо на трамвайные пути встречного направления). Кассация переквалифицировала правонарушение на ч. 4 ст. 12.

15 КоАП («Выезд в нарушение ПДД на полосу, предназначенную для встречного движения, либо на трамвайные пути встречного направления») и назначила наказание в виде лишения прав на шесть месяцев.

При этом суд не учел, что Ибрагимов является членом Участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса – это подтверждено нотариально заверенной копией удостоверения. В соответствии с п. 18 ст.

29 закона об основных гарантиях избирательных прав член избирательной комиссии с правом решающего голоса не может быть подвергнут административному наказанию, налагаемому в судебном порядке, без согласия прокурора субъекта. В этом деле прокурор своего согласия не давал.

В связи с этим ВС отменил решения нижестоящих судов и прекратил производство по делу в связи с истечением сроков давности привлечения к ответственности (дело № 49-АД 16-10).

Передача управления нетрезвому супругу: была или нет?

Суд первой инстанции установил, что Лилия Конн* передала управление своим автомобилем пьяному супругу. Ее признали виновной в нарушении ч. 2 ст. 12.8 КоАП («Передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения») и оштрафовали на 30 000 руб. с лишением прав на 1,5 года.

При этом Конн настаивала, что супруг сам взял машину и имел на это право: машина является их совместной собственностью, а супруг указан в полисе ОСАГО как лицо, допущенное к управлению. Конн также рассказала, что не знала об опьянении супруга. Она просила вызвать его на допрос, однако сведений о рассмотрении данного ходатайства нигде нет.

ВС пришел к выводу: доводы должным образом не исследованы, иными доказательствами не опровергнуты, факт передачи управления автомобилем пьяному водителю не установлен.

Материалы дела не подтверждают того, что Конн являлась субъектом данного правонарушения – водителем указанной машины.

В связи с этим ВС отменил акты нижестоящих судов и прекратил производство в связи с недоказанностью обстоятельств (дело №33-АД16-15).

* – имена и фамилии участников процесса изменены редакцией

Источник — ПРАВО.РУ

Верховный суд возвращает водительские права – часть шестая — новости Право.ру

Что может стать причиной отмены постановления о лишении права на управление автомобилем? Ошибка врача, который проводил освидетельствование. Признание виновным водителя, удостоверение которого подделали.

 Нарушение порядка привлечения к ответственности. Наказание по «неверной» статье КоАП. И даже указание в акте освидетельствования «промилле» вместо «мг/л».

Обо всем этом читайте в шестой по счету подборке «водительских» постановлений Верховного суда РФ, подготовленной «Право.ru».

Водителю помогла небрежность врача

Вечером 13 декабря 2014 года инспектор ДПС остановил автомобиль А. З., жителя села Кривополярье Липецкой области. Почувствовав, что от водителя пахнет спиртным, полицейский предложил тому пройти освидетельствование на состояние опьянения, но он отказался и поехал на обследование в наркодиспансер. Врач вынес заключение, что автолюбитель нетрезв, указав это в медицинском акте.

А. З. с этим документом не согласился и оспорил его, обратившись в управление здравоохранения Липецкой области.

12 марта 2015 года врачебная комиссия наркологического диспансера отменила акт в связи с тем, что при его составлении врач допустил грубые нарушения: не указал даты поверок алкотестера и собственной подготовки по вопросам медосвидетельствования, не соответствовала требованиям и формулировка медзаключения.

Пока медики разбирались с актом, мировой судья Чаплыгинского судебного участка № 2 Липецкой области 11 февраля 2015 года привлек водителя к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.

28 КоАП РФ (управление автомобилем в состоянии опьянения), оштрафовав на 30 000 руб. и на полтора года оставив без прав.

Апелляция и кассация, хотя к тому времени акт уже был отменен, оставили постановление мирового судьи без изменения, после чего А. З. обратился в Верховный суд РФ.

Судья Сергей Никифоров указал, что суды нижестоящих инстанций не проверили должным образом довод заявителя о признании отмененного акта медицинского освидетельствования недопустимым доказательством, нарушив тем самым положения ст. 26.11 КоАП.

 Напомнил он и о том, что согласно ч. 1 и ч. 4 ст. 1.5 КоАП гражданин отвечает только за те нарушения, в отношении которых его вина, а неустранимые сомнения в виновности должны толковаться в пользу предполагаемого нарушителя.

Никифоров отменил акты нижестоящих инстанций и прекратил производство по делу.

Привлекаешь к ответственности, соблюдай порядок

В июне 2015 года мировой судья судебного участка № 44 Узловского района Тульской области привлек Э. А. к ответственности за вождение в нетрезвом виде (ч. 1 ст. 12.

8 КоАП РФ), запретив садиться за руль в течение 1 года и 9 месяцев.

Тот попытался обжаловать постановление, но решением Узловского горсуда и Тульского областного суда оно было оставлено в силе, однако ВС с актами нижестоящих инстанций не согласился.

Из протокола, составленного инспектором ДПС в отношении Э. А. 12 апреля 2015 года, следует, что тот управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения. Не в пользу водителя говорили показания алкотестера – 0,177 мг/л при допустимой концентрации в 0,16 мг/л.

Однако согласия или несогласия водителя с результатами освидетельствования в акте не оказалось, не было там и ни одной подписи водителя – во всех графах, где ее наличие необходимо, стояла отметка «отказался». В деле нашелся и протокол, которым Э. А.

направлялся на обследование в наркодиспансер, однако в нем тоже не зафиксировано его согласие на прохождение этой процедуры, отсутствуют подписи водителя и понятых.

Читайте также:  Отзыв о моем печальном опыте в оформлении европротокола, страховая выплата, ингосстрах

 При этом по времени протокол составлен раньше, чем акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, в нарушение порядка, установленного п. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ.

п. 1.1 ст. 27.12 КоАП РФ

Лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения, либо лицо, в отношении которого вынесено определение о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном статьей 12.24 настоящего Кодекса, подлежит освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения в соответствии с частью 6 настоящей статьи. При отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения либо несогласии указанного лица с результатами освидетельствования, а равно при наличии достаточных оснований полагать, что лицо находится в состоянии опьянения, и отрицательном результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения указанное лицо подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

На судебном заседании инспектор ДПС объяснил, что такая путаница в документах возникла потому, что сначала Э. А. попросил направить его в наркодиспансер, но при составлении протокола согласился пройти освидетельствование на месте. С показаниями алкотестера он якобы устно согласился, но подписывать акт отказался, что сотрудник ГИБДД в нем и указал.

Однако один из понятых, которого тоже допросили во время судебного разбирательства, не подтвердил, что водитель был согласен с результатами освидетельствования. Другой понятой не был уверен, что Э. А. при нем отказался ставить свою подпись в документах.

Сам водитель заявлял, что с результатами не соглашался и просил направить его на медосвидетельствование.

«Приведенные обстоятельства не позволяют сделать вывод о соблюдении должностным лицом ГИБДД предусмотренного законом порядка установления факта нахождения лица, которое управляет транспортным средством, в состоянии опьянения, и свидетельствуют о наличии неустранимых сомнений в виновности Э. А. в совершении вмененного ему административного правонарушения», – указал судья Никифоров, отменяя предыдущие акты и прекращая производство по делу.

«Неправильная» статья КоАП

Искать справедливости в ВС решил и И. Г. из Краснодара. 22 июня 2014 года в отношении него был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ (управление автомобилем в состоянии опьянения).

О том, что водитель нетрезв, говорили внешние признаки: запах алкоголя, покраснение кожи, несвязная речь.

«Дышать в трубочку» на месте мужчина отказался и был направлен в наркологический диспансер, врач которого подтвердил, что тот находится в состоянии алкогольного опьянения.

Все говорило о том, что И. Г. будет наказан за вождение в нетрезвом виде, однако 31 июля 2014 года мировой судья участка № 239 Прикубанского внутригородского округа Краснодара на два года лишил его прав и оштрафовал на 30 000 руб. за совсем другое нарушение – невыполнение требования сотрудника ДПС о прохождении освидетельствования на состояние опьянения (ч.

1 ст. 12.26 КоАП РФ). На следующий день судья спохватился и вынес определение об исправлении описки в установочной, мотивировочной и резолютивной частях постановления в отношении И. Г., которым в тексте акта ч. 1 ст. 12.26 КоАП заменялась на ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Апелляция и кассация оставили постановление в силе, но судья Никифоров с ними не согласился.

Исправление описки в постановлении не изменило того, что водитель был привлечен к ответственности по «неправильной» статье. «Содержание указанных судебных актов [судов нижестоящих инстанций], вынесенных в отношении И. Г.

, не соответствует фактическим обстоятельствам дела и содержит неправильную квалификацию совершенного им административного правонарушения», – говорится в постановлении ВС.

Предыдущие акты по делу были отменены, производство по нему прекращено.

Если прав лишил «не тот» судья

Д. Ш. был привлечен к административной ответственности за отказ проходить освидетельствование на состояние опьянения.

Мировой судья судебного участка № 4 Шебекинского района и города Шебекино Белгородской области оштрафовал его на 30 000 руб. и лишил права садиться за руль на 1 год 10 месяцев.

Апелляция и кассация оставили это постановление без изменения. А ВС, куда водитель подал надзорную жалобу, с коллегами не согласился.

Судья Владимир Меркулов указал, что из материалов дела видно: нарушение, за которое Д. Ш. привлекли к административной ответственности, произошло в районе дома № 36 по улице Дзержинского села Максимовка Шебекинского района. Согласно ст.

1 закона Белгородской области от 13 марта 2000 года «О создании судебных участков и должностей мировых судей Белгородской области», которая устанавливает границы участков, Максимовка лежит в границах участка № 2, а не № 4. Между тем, в п. 1 ст.

4 ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» говорится, что каждый из них осуществляет деятельность в пределах района своего участка.

Ходатайства о рассмотрении дела по своему месту жительства Д. Ш. не заявлял. Сведений о том, что на мирового судью судебного участка № 4 было возложено исполнение обязанностей другого мирового судьи, в материалах дела не имеется. Меркулов пришел к выводу, что административное дело в отношении водителя было рассмотрено с нарушением правил подсудности.

Судья ВС напомнил, что положения ч. 1 ст. 1.6 КоАП предполагают не только наличие оснований для применения административного взыскания, но и соблюдение порядка привлечения к ответственности. В случае с Д. Ш.

такой порядок был нарушен, резюмировал Меркулов, отменяя акты судов нижестоящих инстанций и направляя дело по подсудности – в судебный участок № 2 Шебекинского района и города Шебекино Белгородской области.

Промилле или мг/л: как правильно?

«Стандартное наказание» – 30 000 руб. штрафа и лишение прав на полтора года за вождение в нетрезвом виде мировой судья судебного участка № 21 счел подходящим для С. Л. из города Старая Русса Новгородской области.

18 января 2015 года он управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, что подтверждалось данными медицинского освидетельствования.

Измерения, проведенные врачом при помощи алкотестера, показали концентрацию паров этилового спирта в выдыхаемом воздухе в 0,49 промилле (0,2205 мг/л) в первый раз и в 0,30 промилле (0,135 мг/л) – во второй (при разрешенной в 0,16 мг/л).

Вызванный на заседание медик показания прибора, указанные в акте освидетельствования, подтвердил. Такие же сведения с указанием промилле, как единицы измерения, содержатся и в копии журнала регистрации медицинских освидетельствований на состояние лиц, управляющих транспортными средствами больницы, где водитель проходил обследование.

По общему правилу (что подтвердила на заседании главврач учреждения, где обследовали водителя) в актах медицинского освидетельствования показания алкотестера должны указываться в мг/л, а не в промилле.

Но суды сочли неверную единицу измерения «оговоркой», указав, что «в соответствующем акте результаты оценки исследования приведены в промилле ошибочно».

ВС, куда обратился водитель, с этим не согласился, указав, что утверждение об ошибке опровергается показаниями врача, содержанием акта освидетельствования и журнала регистрации.

ВС указал, что факт употребления заявителем алкоголя должен быть установлен «исходя из концентрации абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе, которая была определена в ходе второго исследования» и составила 0,30 промилле, а если «перевести» в нужные единицы измерения, то 0,135 мг/л. Так как этот показатель «не превышает возможную суммарную погрешность измерений – 0,16 мг/л, факт нахождения С. Л. в состоянии опьянения считать установленным нельзя», постановил судья ВС Владимир Меркулов, отменяя акты предыдущих инстанций и прекращая производство по делу.

Нарушитель с поддельным удостоверением

Сотрудник ГИБДД 26 ноября 2014 года остановил автомобиль, за рулем которого сидел мужчина, предъявивший водительское удостоверение на имя Н. З. Предположив, что водитель может быть нетрезв, инспектор предложил ему пройти освидетельствование, но тот отказался.

Полицейский составил на нарушителя протокол, и 9 декабря 2014 года он был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ.

Мировой судья судебного участка № 47 района Орехово-Борисово Южное города Москвы лишил его права управления автомобилем на полтора года и оштрафовал на 30 000 руб.

Н. З. пытался обжаловать вынесенное постановление, но результатов это не принесло. В кассационной жалобе, поданной в Мосгорсуд, мужчина указывал, что нарушения не совершал.

Заявитель утверждал, что автомобилем управлял не он, а другой человек, у которого при себе было поддельное водительское удостоверение на его имя. Указывал он и на то, что подписи в протоколе и других процессуальных документах – тоже не его.

Но суд этим доводам не внял, вынудив водителя обратиться в ВС.

Н. З. приложил к жалобе документы, подтверждающие его обращение в правоохранительные органы. Проверка, проведенная в рамках рассмотрения уголовного дела по ч. 3 ст. 327 УК РФ (использование заведомо подложного документа), также не опровергла его объяснений.

Установлено, что не позднее 26 ноября 2014 года некто Н. И. обратился к неустановленному дознанием лицу, которое за 15 000 руб. изготовило ему поддельное удостоверение на имя Н. З. с его фотографией. Именно этот документ Н. И. и предъявил инспектору ДПС.

ВС отменил предыдущие акты по делу, указав в постановлении, что результаты проверки по уголовному делу материалами административного дела не опровергаются, а сотрудник ГИБДД, составивший протокол, и понятые, которые могли бы опознать нарушителя, на судебное заседание не вызывались. Следовательно, «все юридически значимые обстоятельства, необходимые для правильного разрешения дела, исследованы не были», и суды не установили личность правонарушителя и причастность Н. З. к совершению нарушения.

Нарушителя надо извещать

Мировой судья судебного участка № 2 Октябрьского района города Пензы 26 ноября 2014 года признал С. К. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.

8 КоАП РФ. В ходе заседания было установлено, что 12 октября 2014 года он находился за рулем в состоянии алкогольного опьянения, за что водитель был оштрафован на 30 000 руб.

и лишен прав на полтора года.

С. К. безрезультатно пытался обжаловать постановление сначала в Октябрьском районном суде Пензы, а потом в Пензенском областном суде, а после подал жалобу в ВС, который с выводами мирового судьи не согласился.

В материалах дела указано, что извещение, из которого заявитель должен был узнать о времени и месте проведения заседания 10 ноября 2014 года, было направлено по адресу, указанному в протоколе об административном правонарушении.

Адресат его не получил, поскольку запечатанный конверт вернулся на судебный участок с пометкой «истек срок хранения». Согласно абз. 2 п.

 6 постановления Пленума ВС от 24 марта 2005 года «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП», в этом случае лицо считается не извещенным о времени и месте судебного разбирательства. Мировой судья 10 ноября 2014 года перенес заседание на 26 ноября. Информации о том, что об этом известили водителя-нарушителя, в деле нет.

В итоге мировой судья рассмотрел дело без участия С. К., в отсутствие данных о его надлежащем извещении о месте и времени разбирательства, чем был нарушен порядок привлечения его к административной ответственности, указал ВС. Это и стало основанием для отмены актов судов нижестоящих инстанций с прекращением производства по делу.

  • ПДД, Права автомобилистов, Суды и судьи
  • Верховный суд РФ
  • КоАП РФ

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *