Статья КоАП РФ 12.31.1: закон в действии, штрафы

18 января Конституционный Суд РФ принял Постановление № 5-П/2019 по делу о проверке конституционности ч. 2 ст. 2.6.1 и ч. 1, 2, 3 и 6 ст. 12.21.1 КоАП РФ. Поводом к рассмотрению стали запрос Костромского областного суда и жалобы владельцев грузового автотранспорта.

Жалобы на несоразмерность штрафов

В постановлении указано, что гражданин П. в октябре 2017 г. был признан виновным по ч. 6 ст. 12.21.1 КоАП в совершении правонарушения, зафиксированного камерами автоматической видеофиксации. Ему, как собственнику транспортного средства, было назначено наказание в виде штрафа в 500 тыс. руб. Суд первой инстанции оставил постановление ГИБДД без изменения.

П. обжаловал принятые решения в Костромской областной суд, который приостановил производство по жалобе и направил в Конституционный Суд запрос. В нем было указано, что уплаченная П. половина суммы штрафа несоразмерна наказанию, будь нарушение зафиксировано иным способом. По мнению суда, ч.

1, 2 и 6 ст. 12.21.1 КоАП не соответствуют Конституции РФ, поскольку позволяют за совершение одного и того же правонарушения, повлекшего одни и те же вредные последствия, назначить лицу административный штраф в размерах, значительно различающихся в зависимости от способа фиксации нарушения.

Второй заявитель жалобы в КС, Андрей Думилин, был привлечен к ответственности в апреле 2018 г. за нарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 12.21.1 КоАП, с наказанием в виде штрафа в 300 тыс. руб.

В судебном заседании он пояснил, что не является индивидуальным предпринимателем и на принадлежащей ему машине перевозил частный груз, поэтому должен быть подвергнут наказанию как водитель.

Однако суды двух инстанций не приняли это во внимание.

По мнению заявителя, ч. 2 ст. 12.21.

1 КоАП противоречит Конституции, поскольку устанавливает фиксированный размер штрафа для собственника (владельца) ТС вне зависимости от того, является он юрлицом или ИП, тем самым не позволяя надлежаще его дифференцировать. При этом размер санкции соответствует максимальному размеру штрафа, налагаемому на юрлиц и предпринимателей за совершение такого же правонарушения.

Третий заявитель, индивидуальный предприниматель Анатолий Шаров, летом 2017 г. был привлечен к ответственности как собственник ТС за ряд правонарушений по ч. 2 и 3 ст. 12.21.

1 КоАП с назначением наказания в виде штрафа на общую сумму 1,1 млн руб. Обжалуя в судах соответствующие постановления, он представил доказательства, что машиной управлял водитель, с которым был заключен трудовой договор.

Однако доводы заявителя были отклонены обеими инстанциями.

В жалобе в КС Анатолий Шаров указал, что данные нормы КоАП, не распространяя на собственников нормативно закрепленную возможность снизить размер штрафа с учетом всех обстоятельств правонарушения, устанавливают фиксированный – максимальный – размер, предусмотренный за соответствующее правонарушение, выявленное в общем порядке. Кроме того, он отметил, что ст. 2.6.1 КоАП нарушает его конституционные права, так как не допускает освобождение собственника ТС от ответственности, если в момент фиксации нарушения машиной управляло иное лицо по трудовому договору с автовладельцем.

Позиция Конституционного Суда

В постановлении КС отметил, что в случае выявления правонарушений, предусмотренных ч. 1, 2, 3 и 6 ст. 12.21.1 КоАП, в общем порядке к ответственности привлекаются водители, должностные лица, ответственные за перевозку, а также юрлица. Причем, согласно примечанию к указанной статье, индивидуальные предприниматели несут ответственность как юрлица.

В отношении собственников тяжеловесных или большегрузных машин Суд указал, что они подлежат наказанию в соответствии с данными нормами в случае фиксации нарушений камерами автоматической видеофиксации, что согласуется с ч. 1 ст. 2.6.1 Кодекса.

КС подчеркнул, что в данном случае уполномоченные органы не обязаны доказывать вину собственников транспорта при вынесении в отношении них постановлений по делам об административных правонарушениях (Определение КС от 7 декабря 2010 г. № 1621-О-О).

При этом Суд пояснил, что возложение ответственности на собственников обусловлено особенностями фиксации нарушений, при которой устанавливается, что оно совершено с использованием конкретной машины, и на основе данных государственного регистрационного учета может быть определен ее собственник. Такой способ фиксации – с предоставлением собственникам (владельцам) ТС возможности доказывать свою невиновность – не противоречит Конституции.

В постановлении отмечается, что если владелец ТС в момент совершения нарушения находился за рулем, он может быть привлечен к ответственности либо как водитель, либо как ИП, либо как собственник – в зависимости от способа выявления нарушения.

КС также обратил внимание, что штраф для собственников большегрузов установлен в твердом размере, равном максимальному пределу, предусмотренному для юрлиц и индивидуальных предпринимателей.

«Какая-либо дифференциация размера штрафа … не предусмотрена, что хотя и согласуется с природой ответственности за правонарушения, выявляемые с помощью специальных технических средств, однако объективно усиливает карательное воздействие значительного по размеру административного штрафа, установленного в твердом размере», – сообщается в постановлении.

Суд подчеркнул, что федеральный законодатель ввел, по сути, презумпцию осуществления гражданином – собственником ТС – предпринимательской деятельности без надлежащей регистрации, даже если тот, не будучи ИП, использует данный большегруз для личных нужд.

При этом он отметил, что данная презумпция не противоречит Конституции, «будучи основанной на разумном соотнесении характеристик транспортного средства с теми нуждами, для удовлетворения которых оно предназначено».

Вместе с тем, как указано в постановлении, по смыслу положений, исключающих для гражданина возможность доказать, что в момент совершения нарушения принадлежащая ему машина перевозила груз для личных нужд, – презумпция перерастает в правовую аксиому, что не только отвечает критериям справедливости, но и существенно ограничивает конституционные права граждан.

В документе также отмечается, что в соответствии с ч. 2 ст. 2.6.1 КоАП собственник ТС освобождается от ответственности, если в ходе рассмотрения его жалобы будет установлено, что в момент фиксации нарушения машина находилась во владении или пользовании другого лица либо к этому моменту выбыла из обладания собственника в результате противоправных действий других лиц.

КС обратил внимание, что по смыслу указанной нормы такое основание освобождения от ответственности не распространяется на случаи управления машиной водителем по трудовому договору, заключенному с собственником ТС.

Такой подход объясняется тем, что на собственников большегрузов возложена основная обязанность по соблюдению правил их движения по автодорогам: в частности, именно собственник должен обеспечить получение специального разрешения на это.

Суд обратил внимание, что если водитель управляет большегрузом на основании трудового договора с собственником машины, а значит, под его непосредственным контролем, это не свидетельствует о переходе полномочий владения.

Даже если водитель в обход работодателя использовал автомобиль для перевозки грузов в нарушение требований законодательства, именно работодатель должен нести риски и неблагоприятные последствия ненадлежащего контроля за сотрудником.

Таким образом, КС постановил признать ч. 2 ст. 2.6.1 КоАП не противоречащей Конституции, поскольку в соответствии с данной нормой управление большегрузом в момент совершения правонарушения, предусмотренного ч. 1, 2, 3 и 6 ст. 12.21.1 КоАП, лицом, выполнявшим функции водителя по трудовому договору с собственником ТС, не является основанием для освобождения последнего от ответственности.

В то же время положения ч. 1, 2, 3 и 6 ст. 12.21.1 КоАП признаны неконституционными в части установления штрафа для собственников ТС, равном максимальному пределу штрафа для юрлиц и ИП, если нарушение было зафиксировано автоматическими средствами видеофиксации.

Кроме того, неконституционность данной нормы признана в той мере, в какой она допускает назначение одинакового размера штрафа вне зависимости от субъекта нарушения, исключая для ИП возможность доказать, что в момент выявления нарушения принадлежащая ему машина перевозила груз для личных нужд.

При этом Конституционный Суд подчеркнул, что до внесения в КоАП надлежащих изменений штраф, назначаемый собственнику ТС за совершение правонарушений, зафиксированных с помощью видеокамер, должен быть наименьшим в пределах, установленных для юрлица.

Если в ходе рассмотрения жалобы будет доказано, что машина собственника, не являющегося ИП, перевозила груз для личных целей автовладельца, размер штрафа за правонарушение должен быть наименьшим в пределах размера штрафа для водителя, установленного указанной нормой.  

В связи с изложенным Суд признал судебные акты по делам А. Думилина и А. Шарова подлежащими пересмотру.

Читайте также:  ЦОДД телефон горячей линии: бесплатный и круглосуточно

Адвокаты поддержали подход Суда

  • Комментируя «АГ» постановление, руководитель практики АК «Аснис и партнеры» Дмитрий Кравченко отметил, что в нем, по сути, сделаны вполне правильные выводы о том, что при наказании собственников большегрузных транспортных средств с помощью камер видеофиксации недопустимо автоматически применять максимальный штраф, поскольку особенностью такого «автоматического» наказания является фактически неустановление степени вины собственника.
  • «В этом случае, безусловно, штрафы не должны назначаться по максимальной границе санкции соответствующей статьи, так как это несоразмерно условиям назначения наказания», – пояснил адвокат.
  • Также КС подчеркнул, что у собственника должна быть возможность оспорить презумпцию использования своего большегруза в предпринимательских целях, если в действительности машина использовалась для личных нужд.

Данное постановление, по мнению эксперта, демонстрирует сложность обеспечения конституционной сбалансированности регулирования наказаний, назначаемых с помощью камер автоматической видеофиксации. «Поскольку этот способ назначения наказания максимально эффективен процедурно и фискально, при этом наиболее сложен в оспаривании, у инициаторов изменений в законодательство может возникнуть желание применять его во все большем количестве случаев и все более сурово, – полагает Дмитрий Кравченко. – В этом смысле хорошо, что КС устанавливает конституционные барьеры, снижающие возможность перегибов в соответствующем регулировании».

Адвокат АП г. Москвы Александр Липатников отметил, что полностью разделяет позицию КС.

«Удивительно, что только сейчас судебные власти обратили внимание на статьи КоАП, позволяющие назначить лицу за совершение одного и того же административного правонарушения, повлекшего одни и те же вредные последствия, наказание в виде штрафа в размерах, значительно различающихся в зависимости исключительно от способа фиксации нарушения», – пояснил он.

По словам эксперта, долгое время для всех было очевидно, что назначаемое таким образом наказание не отвечает принципу справедливости. Адвокат отметил, что несовершенство конструкции ст. 12.

21 КоАП порождало противоречивую правоприменительную практику, что ослабляло гарантии государственной защиты прав, свобод и законных интересов граждан и юридических лиц от произвольного административного преследования и наказания.

«Считаю, что постановление существенно облегчит гражданам защиту своих прав и свобод, тем самым повысится эффективность охраны защищаемых Конституцией РФ ценностей», – подчеркнул он.

По мнению адвоката АБ «Яблоков и партнеры» Ярослава Самородова, КС справедливо указал, что общественная опасность правонарушения не зависит от того, каким образом оно выявлено.

«Действительно, несправедливо, что размер штрафов для ИП и юрлиц в этом случае разный», – отметил он, добавив, что в подобных делах анализ общественной опасности деяния является правильным.

В заключение эксперт предположил, что соответствующих изменений в законодательство можно ожидать не ранее чем через год.

Полный текст статьи 12.31.1 Кодекса об Административных правонарушениях РФ

Осуществление перевозок пассажиров и багажа, грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом с нарушением профессиональных и квалификационных требований, предъявляемых к работникам, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — ста тысяч рублей.

Осуществление перевозок пассажиров и багажа, грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом с нарушением требований о проведении предрейсовых и послерейсовых медицинских осмотров водителей транспортных средств —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере трех тысяч рублей; на должностных лиц — пяти тысяч рублей; на юридических лиц — тридцати тысяч рублей.

Осуществление перевозок пассажиров и багажа, грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом с нарушением требований о проведении предрейсового контроля технического состояния транспортных средств —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере трех тысяч рублей; на должностных лиц — пяти тысяч рублей; на юридических лиц — тридцати тысяч рублей.

Осуществление перевозок пассажиров и грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом с нарушением требований обеспечения безопасности перевозок пассажиров и грузов в особых условиях, предусмотренных Правилами обеспечения безопасности перевозок пассажиров и грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, —

влечет наложение административного штрафа на водителя в размере двух тысяч пятисот рублей; на должностных лиц — двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — ста тысяч рублей.

Осуществление перевозок пассажиров и грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом с нарушением требования о запрете допускать водителей к работе, связанной с управлением транспортными средствами, без прохождения ими соответствующих инструктажей, предусмотренного Правилами обеспечения безопасности перевозок пассажиров и грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, —

влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере десяти тысяч рублей; на юридических лиц — тридцати тысяч рублей.

Осуществление перевозок пассажиров и грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом с нарушением Правил обеспечения безопасности перевозок пассажиров и грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, за исключением случаев, предусмотренных частями 1 — 5 настоящей статьи, статьей 11.15.1, частью 2 статьи 11.23 и статьей 12.21.1 настоящего Кодекса, —

влечет наложение административного штрафа на водителей в размере одной тысячи пятисот рублей; на должностных лиц — десяти тысяч рублей; на юридических лиц — двадцати пяти тысяч рублей.

Примечание:

За административные правонарушения, предусмотренные настоящей статьей, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как юридические лица.

Статья 12.31.1 КоАП РФ

  • 1Осуществление перевозок пассажиров и багажа, грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом с нарушением профессиональных и квалификационных требований, предъявляемых к работникам, —
    влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — ста тысяч рублей.
  • 2Осуществление перевозок пассажиров и багажа, грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом с нарушением требований о проведении предрейсовых и послерейсовых медицинских осмотров водителей транспортных средств —
    влечет наложение административного штрафа на граждан в размере трех тысяч рублей; на должностных лиц — пяти тысяч рублей; на юридических лиц — тридцати тысяч рублей.
  • 3Осуществление перевозок пассажиров и багажа, грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом с нарушением требований о проведении предрейсового контроля технического состояния транспортных средств —
    влечет наложение административного штрафа на граждан в размере трех тысяч рублей; на должностных лиц — пяти тысяч рублей; на юридических лиц — тридцати тысяч рублей.
  • 4Осуществление перевозок пассажиров и грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом с нарушением требований обеспечения безопасности перевозок пассажиров и грузов в особых условиях, предусмотренных Правилами обеспечения безопасности перевозок пассажиров и грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, —
    влечет наложение административного штрафа на водителя в размере двух тысяч пятисот рублей; на должностных лиц — двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — ста тысяч рублей.

(часть 4 введена Федеральным законом от 01.05.2016 N 133-ФЗ)

5Осуществление перевозок пассажиров и грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом с нарушением требования о запрете допускать водителей к работе, связанной с управлением транспортными средствами, без прохождения ими соответствующих инструктажей, предусмотренного Правилами обеспечения безопасности перевозок пассажиров и грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, —
влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере десяти тысяч рублей; на юридических лиц — тридцати тысяч рублей.

(часть 5 введена Федеральным законом от 01.05.2016 N 133-ФЗ)

6Осуществление перевозок пассажиров и грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом с нарушением Правил обеспечения безопасности перевозок пассажиров и грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, за исключением случаев, предусмотренных частями 1 — 5 настоящей статьи, статьей 11.15.1, частью 2 статьи 11.23 и статьей 12.21.1 настоящего Кодекса, —
влечет наложение административного штрафа на водителей в размере одной тысячи пятисот рублей; на должностных лиц — десяти тысяч рублей; на юридических лиц — двадцати пяти тысяч рублей.

(часть 6 введена Федеральным законом от 01.05.2016 N 133-ФЗ)

Примечание

За административные правонарушения, предусмотренные настоящей статьей, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как юридические лица.

Читайте также:  Хакеры взялись за техосмотр

Юридическая консультация

Получите квалифицированную помощь прямо сейчас! Наши адвокаты проконсультируют вас по любым вопросам вне очереди!

Дата обновления: 15 октября 2020 г.

Штраф по части 1 статьи 12.21.1 КоАП РФ

  • Дело № 12-245/2017
  • РЕШЕНИЕ
  • 14 июля 2017 года                                                                                                                                                                                  г. Сокол

Судья Сокольского районного суда Вологодской области Вахрушева Е.В., рассмотрев жалобу защитника «Ф.И.О.

» по доверенности Барболина Олега Васильевича на постановление зам. начальника ЦАФАП ГИБДД УМВД России по Вологодской области УИН № 18810135170412889149 от 12 апреля 2017 года, которым «Ф.И.О.», 12 апреля 1983 года рождения, зарегистрированный по адресу: Архангельская область, Шенкурский район, д.

«данные изъяты», привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.21.

1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 150 000 рублей; решение начальника ЦАФАП ГИБДД УМВД России по Вологодской области от 14 мая 2017 года № 3/177802059540 по жалобе на постановление УИН № 18810135170412889149 от 12 апреля 2017 года,

УСТАНОВИЛ

постановлением зам. начальника ЦАФАП ГИБДД УМВД России по Вологодской области УИН № 18810135170412889149 от 12 апреля 2017 года «Ф.И.О.» привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.21.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

На данное постановление «Ф.И.О.» подал жалобу в ГИБДД УМВД России, по результатам рассмотрения которой решением начальника ЦАФАП ГИБДД УМВД России Корешковым С.Н. от 14 мая 2017 года № 3/177802059540 постановление УИН № 18810135170412889149 от 12 апреля 2017 года оставлено без изменения жалоба «Ф.И.О.» — без удовлетворения.

Не согласившись с постановлением и решением, защитник «Ф.И.О.» по доверенности Барболин О.В. обратился в суд с жалобой, из которой следует, что на момент фиксации административного правонарушения грузовое автотранспортное средство (автопоезд) марки DAF FT XF 105.

410, государственный регистрационный знак «данные изъяты», находилось во владении и пользовании ООО «данные изъяты» на основании договора аренды транспортного средства от 01 апреля 2012 года. В связи с отсутствием в действиях «Ф.И.О.

» состава административного правонарушения просит постановление отменить, производство по делу прекратить.

В судебное заседание «Ф.И.О.» не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом, действует через защитника по доверенности Барболина О.В., который в судебном заседании доводы жалобы поддержал в полном объеме, просил удовлетворить.

Представитель ООО «данные изъяты» по доверенности Шиганов Р.С., допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля, суду подтвердил, что между «Ф.И.О.» ООО «данные изъяты» заключен договор аренды транспортного средства в 2012 году, обязательства по которому сторонами исполняются в полном объеме.

В момент фиксации административного правонарушения транспортное средство марки DAF FT XF 105.410, государственный регистрационный знак «данные изъяты» находилось во владении ООО «данные изъяты» на основании договора аренды, управлял транспортным средством водитель «Ф.И.О.

», с которым заключен трудовой договор.

Изучив материалы дела об административном правонарушении и доводы жалобы, полагаю их обоснованными.

Из материалов дела следует, что 30 марта 2017 года в 22 часа 17 минут работающим в автоматическом режиме специальным техническим средством, имеющим функции фотосъемки, зафиксировано, что водитель грузового автотранспортного средства (автопоезд) марки DAF FT XF 105.

410, государственный регистрационный знак «данные изъяты», по адресу: 530 км М-8 Москва-Ярославль-Вологда-Архангельск, Сокольский район, Вологодская область двигался без специального разрешения с превышением ширины на 0,02 м (2,62м при предельно допустимой ширине транспортного средства 2,6м), превышением нагрузки на 2 ось на 8,3% (10,83т при предельно допустимой нагрузке 10,0т), превышением общей массы на 7,2% (42,88т при предельно допустимой массе 40,0т), что является нарушением пункта 23.5 Правил дорожного движения Российской Федерации.

Собственником грузового автотранспортного средства (автопоезд) марки DAF FT XF 105.410, государственный регистрационный знак «данные изъяты», является «Ф.И.О.», который постановлением зам.

начальника ЦАФАП ГИБДД УМВД России по Вологодской области УИН № 18810135170412889149 от 12 апреля 2017 года, вынесенным в соответствии с положениями части 3 статьи 28.

6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.21.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

В соответствии с положениями части 1 статьи 2.6.

1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях к административной ответственности за административные правонарушения, в том числе в области дорожного движения, совершенные с использованием транспортных средств, в случае фиксации этих административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи привлекаются собственники (владельцы) транспортных средств.

В силу части 2 статьи 2.6.

1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях собственник (владелец) транспортного средства освобождается от административной ответственности, если в ходе рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, вынесенное в соответствии с частью 3 статьи 28.

6 данного Кодекса, будут подтверждены содержащиеся в ней данные о том, что в момент фиксации административного правонарушения транспортное средство находилось во владении или в пользовании другого лица либо к данному моменту выбыло из его обладания в результате противоправных действий других лиц.

В силу положений статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 1.

3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года № 18 «О некоторых вопросах при применении судами особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», доказательствами, подтверждающими факт нахождения транспортного средства во владении другого лица, могут являться доверенность на право управления транспортным средством другим лицом, полис обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортного средства, в котором имеется запись о допуске к управлению данным транспортным средством такого лица, договор аренды или лизинга транспортного средства, показания свидетелей или лица, непосредственно управлявшего транспортным средством в момент фиксации административного правонарушения. Указанные и иные доказательства, не имеют заранее установленной силы и должны быть исследованы и оценены в соответствии со статьей 26.11 Кодекса в совокупности.

Установлено, что автомобиль марки DAF FT XF 105.410, государственный регистрационный знак «данные изъяты», принадлежит на праве собственности «Ф.И.О.».

01 апреля 2012 года между «Ф.И.О.» и ООО «данные изъяты» заключен договор аренды транспортного средства на срок до 31 декабря 2017 года, в соответствии с которым транспортное средство марки DAF FT XF 105.

410, государственный регистрационный знак «данные изъяты», передано в аренду ООО «данные изъяты» по акту приема-передачи от 01 апреля 2017 года. Факт заключения договора аренды представитель ООО «данные изъяты» подтвердил в судебном заседании.

В подтверждение расчетов по договору аренды представлены приходные и расходные кассовые ордера, квитанции по оплате.

Согласно транспортной накладной от 29 марта 2017 года и путевому листу грузового автомобиля БББ № 2 039 от 29 марта 2017 года по 03 апреля 2017 года грузоотправителем груза, перевозимого 30 марта 2017 года на автомобиле марки DAF FT XF 105.

410, государственный регистрационный знак «данные изъяты», является ООО «данные изъяты», грузополучателем ООО «данные изъяты», водителем — «Ф.И.О.», с которым ООО «данные изъяты» заключен трудовой договор от 14 января 2016 года. «Ф.И.О.

» включен в полис ОСАГО в качестве водителя, допущенного к управлению транспортным средством марки DAF FT XF 105.410. государственный регистрационный знак «данные изъяты».

Основания сомневаться в достоверности данных доказательств у судьи отсутствуют.

При таких обстоятельствах, судья приходит к выводу, что 30 марта 2017 года в 22 часа 17 минут в момент фиксации совершения административного правонарушения транспортное средство марки DAF FT XF 105.410, государственный регистрационный знак «данные изъяты», не находилось во владении и пользовании «Ф.И.О.».

Изложенное исключает наличие в действиях «Ф.И.О.» состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.21.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и является основанием для освобождения «Ф.И.О.» от административной ответственности.

Читайте также:  Как выиграть суд по лишению прав за алкогольного опьянения: советы юриста

При таких обстоятельствах, постановление зам.

начальника ЦАФАП ГИБДД УМВД России по Вологодской области УИН № 18810135170412889149 от 12 апреля 2017 года, решение начальника ЦАФАП ГИБДД УМВД России по Вологодской области от 14 мая 2017 года № 3/177802059540 подлежат отмене, производство по делу прекращению на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях — в связи с отсутствием в действиях «Ф.И.О.» состава административного правонарушения.

Руководствуясь статьями 30.6, 30.7, 30.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья

РЕШИЛ:

жалобу защитника «Ф.И.О.» по доверенности Барболина Олега Васильевича удовлетворить.

Постановление зам. начальника ЦАФАП ГИБДД УМВД России по Вологодской области УИН № 18810135170412889149 от 12 апреля 2017 года о привлечении «Ф.И.О.» к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.

21.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и решение начальника ЦАФАП ГИБДД УМВД России по Вологодской области от 14 мая 2017 года № 3/177802059540 по жалобе на постановление УИН № 18810135170412889149 от 12 апреля 2017 года, отменить.

Производство по делу об административном правонарушении в отношении «Ф.И.О.» прекратить на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях — в связи с отсутствием в действиях «Ф.И.О.» состава административного правонарушения.

Решение может быть обжаловано в Вологодский областной суд в течение десяти суток со дня вручения или получения его копии.

Судья                                                                                                                                                                                          Е.В. Вахрушева

Ряд положений ст. 12.21.1 КоАП РФ об ответственности за незаконную перевозку тяжеловесных и крупногабаритных грузов признаны не соответствующими Конституции РФ: каковы практические последствия?

Проблема весового контроля на автодорогах уже долгое время является одной из самых острых для перевозчиков грузов в России. Штрафы в десятки и сотни тысяч рублей по статье 12.21.

1 КоАП РФ, устанавливающей ответственность за «перегруз» и «негабарит», всегда являлись одним из основных рисков водителей и перевозчиков. После введения административной ответственности за превышение массы при погрузке по ч. 10 ст. 12.21.

1 КоАП РФ со штрафами на суммы 250 000 – 400 000 рублей, весовой контроль стал также головной болью многих поставщиков и других отправителей.

В 2017 году ко всем бедам участников перевозки добавились так называемые «рамки» весового контроля: средства автоматической фиксации административных правонарушений. То же самое, что и с контролем скорости, только весовой (автоматический пункт весового контроля).

По идее, автоматизация должна была снизить коррупционную составляющую и исключить возможность «ездить с перегрузом».

[1] Однако, например, после установки одной из таких «рамок» в Усть-Лабинском районе Краснодарского края, владельцам транспортных средств начали приходить штрафы по 150 – 300 000 рублей за малейшие превышения общей массы (минимально допустимая погрешность 2%, а дальше – штраф 150 000 рублей по ч. 1 ст. 12.21.1 КоАП РФ). [2] В результате, Усть-Лабинский районный суд оказался буквально завален жалобами владельцев грузового автотранспорта.[3]

Благодаря тому, что планы перекрыть все дороги «рамками» по каким-то причинам пока не осуществились, а имеющиеся рамки перевозчики стараются благоразумно объезжать (пока есть где), острота проблемы несколько снизилась, и новостей на данном фронте достаточно давно не было. И вот, положения статьи 12.21.1 КоАП РФ были рассмотрены Конституционным судом Российской Федерации.

Суть дела

В Постановлении от 18 января 2019 г. №5-П Конституционный суд РФ признал противоречащими Конституции РФ ряд положений КоАП РФ, регулирующих вопросы ответственности за нарушение правил движения тяжеловесного и крупногабаритного транспортного средства.

Предметом проверки были части 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.1 и ч. 2 ст. 2.6.1 КоАП РФ.

Заявители ставили под сомнение соответствие Конституции России данных норм в части, относящейся к ответственности собственников транспортных средств при выявлении правонарушений с помощью средств автоматической фиксации.

Штрафы для собственников (владельцев) автотранспорта признаны завышенными

Так, согласно названному Постановлению, части 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.

1 КоАП РФ не соответствуют статьям 19 (части 1 и 2), 35 (части 1-3) и 55 (часть 3) Конституции РФ, в той мере, в какой они устанавливают административный штраф для собственников (владельцев) транспортных средств в случае фиксации совершенных ими административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами в размере, равном максимальному пределу штрафа для юридических лиц и предпринимателей, предусмотренного соответствующей частью той же статьи.Как следует из мотивировочной части Постановления №5-П от 18 января 2019 года, возложение ответственности за незаконный негабарит или перегруз именно на собственников (владельцев) транспортных средств обусловлено особенностями фиксации соответствующих правонарушений, при которой устанавливается, что правонарушение совершено с использованием конкретного транспортного средства, а на основе данных регистрационного учета транспортных средств может быть определен его собственник (владелец). Такой способ фиксации нарушений предусмотренных правил сам по себе не противоречит Конституции РФ, и может быть введен по усмотрению законодателя (пункт 3.1, абзацы 4 и 5 мотивировочной части Постановления №5-П).

Однако, в рассматриваемых нормах частей 1, 2, 3 и 6 статьи 12.21.1 КоАП РФ штраф установлен в твердом размере, равном максимальному пределу штрафа для привлекаемых в общем (не автоматическом) порядке юридических лиц и предпринимателей без какой-либо дифференциации.

Поскольку при рассмотрении дел об административных правонарушениях с помощью автоматической фиксации возможности индивидуализации наказания снижены, Конституционный суд РФ посчитал, что штраф во всяком случае не должен достигать размера штрафа, установленного для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (пункт 3.2 мотивировочной части Постановления №5-П).

В связи с этим, суд, до внесения соответствующих поправок в законодательство, предписал назначать собственникам (владельцам) транспортных средств штраф в размере минимально установленного для юридических лиц и предпринимателей по соответствующей части статьи 12.21.1 КоАП РФ, то есть, фактически, снизил максимальный штраф на 50 (ч.ч. 1 – 3) — 100 000 (ч. 6) руб.

Владельцы-физические лица (не предприниматели) теперь могут радикально снизить размер штрафа

Но, и это еще не все.

Один из заявителей пожаловался, что он был привлечен к административной ответственности как собственник транспортного средства по «ставкам», объективно рассчитанным на предпринимателей и организации, однако де-факто, как утверждал заявитель, он перевозил на личном грузовике личный груз. В связи с этим, заявитель считал штраф неоправданно высоким, и полагал справедливым привлекать к ответственности таких собственников (не предпринимателей) как водителей, т.е. порядком более низким «ставкам» штрафов.

Конституционный суд, по существу, поддержал эту позицию. Судьи пришли к выводу, что «ставки» штрафов на собственников (владельцев) транспортных средств предполагают коммерческое назначение грузовых транспортных средств, и, соответственно, их коммерческое использование.

То есть, по мнению суда, имеется презумпция того, что перевозка такими транспортными средствами осуществляется в рамках предпринимательской деятельности.

Однако, как указали судьи, презумпция эта должна быть опровержимой, то есть, собственник (владелец) должен иметь возможность доказать, что перевозил личный груз в целях, не связанных с предпринимательской деятельностью (пункты 2 и 4 резолютивной части Постановления №5-П).

Соответственно, названные части статьи 12.21.

1 КоАП РФ были признаны противоречащими Конституции РФ в той мере, в какой они, исключают для гражданина-не предпринимателя, являющегося собственником (владельцем) транспортного средства, возможность доказать при рассмотрении его жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, что в момент выявления административного правонарушения принадлежащее ему транспортное средство перевозило груз для личных нужд. В случае, если ему это удастся, штраф должен быть наименьшим в пределах размера штрафа для водителя, установленного соответствующей частью той же статьи (пункты 3 и 4 резолютивной части Постановления №5-П).

О том, насколько высокий стандарт доказывания будет установлен судами для таких собственников-физических лиц, пока сказать сложно. Однако, зная общие подходы судов по делам об административных правонарушениях, можно предположить, что доказать личный характер перевозки будет очень не просто.

Таким образом, фактически статья 12.21.1 КоАП РФ была пересмотрена в сторону, улучшающую положения собственников (владельцев) транспортных средств, что, с учетом колоссальных размеров штрафов, не может не радовать. Для наглядности изменения приведены в таблице.

Таблица:

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *