ВС: Признание административного протокола недопустимым доказательством влечет прекращение производства по делу

Верховный Суд вынес Постановление № 18-АД19-64, в котором указал на недопустимость привлечения лица к ответственности по делу об административном правонарушении в случае, когда в протокол без его ведома были внесены изменения.

11 февраля 2018 г. полицейским ОМВД России по Динскому району ГУ МВД по Краснодарскому краю в отношении Евгения Сумарокова был составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.3 КоАП.

Согласно протоколу в этот день в 23:20 мужчина, управляя автомобилем, не отреагировал на неоднократные требования полицейского об остановке, а после остановки пытался скрыться, отказался в присутствии понятых передать сотруднику полиции документы на право управления ТС, при посадке в служебный автомобиль упирался руками и ногами, воспрепятствовав исполнению сотрудником полиции служебных обязанностей.

По результатам рассмотрения дела судьей Динского районного суда Краснодарского края была установлена виновность Сумарокова в совершении данного административного правонарушения, постановлением от 11 февраля 2018 г. он привлечен к ответственности по ч. 1 ст. 19.3 КоАП.

Судья и заместитель председателя Краснодарского краевого суда по итогам рассмотрения жалоб, поданных в порядке ст. 30.1–30.2 и 30.12– 30.14 КоАП соответственно, с выводами судьи районного суда и принятым им решением согласились.

В то же время судья Краснодарского краевого суда признал протокол об административном правонарушении недопустимым доказательством, поскольку в нем была изменена дата составления, дополнено событие правонарушения и неверно указана дата его совершения. Однако судья посчитал, что это не влечет прекращение производства по делу, так как протокол является не единственным доказательством по делу.

Евгений Сумароков обратился в Верховный Суд, в жалобе попросив отменить судебные акты, вынесенные в отношении него по делу об административном правонарушении.

Изучив материалы дела, ВС указал, что сведения, которые должны быть указаны в протоколе, предусмотрены ч. 2 ст. 28.2 КоАП.

Он отметил, что в соответствии с данной нормой в протоколе об административном правонарушении указываются, в том числе, время его составления и событие правонарушения.

При этом все обстоятельства, относящиеся к событию правонарушения, подлежат выяснению и доказыванию по делу об административном правонарушении.

Высшая инстанция напомнила, что в силу ст. 28.2 КоАП протокол составляется с участием лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, должна быть предоставлена возможность ознакомления с протоколом.

Указанные лица вправе представить объяснения и замечания по содержанию протокола, которые прилагаются к протоколу.

ВС указал, что согласно ч. 4.1 ст. 28.2 КоАП в случае неявки физлица, юрлица или их законных представителей, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, если они извещены в установленном порядке, протокол составляется в их отсутствие.

Копия протокола об административном правонарушении направляется лицу, в отношении которого он составлен, в течение трех дней со дня его составления.

«В силу положений приведенных выше норм изменение, дополнение сведений, ранее отраженных в протоколе об административном правонарушении, могут быть внесены в данный протокол в отсутствие лица, в отношении которого он составлен, только при наличии сведений о его надлежащем извещении о месте и времени внесения соответствующих изменений, дополнений», – заключил ВС.

При этом он указал, что сведений о том, что Сумароков присутствовал при внесении соответствующих изменений и дополнений, а равно о том, что он был извещен о месте и времени их внесения, не имеется.

В то же время ВС отметил, что судья Краснодарского краевого суда сделал неверный вывод о том, что признание указанного протокола недопустимым доказательством по делу не влечет прекращение производства по делу.

Суд сослался на п. 4 ч. 1 ст. 29.4 КоАП и п. 4 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2005 г.

№ 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» и указал, что в том случае, когда протокол составлен неправомочным лицом либо когда протокол или другие материалы оформлены неправильно, материалы представлены неполно, на основании п. 4 ч. 1 ст. 29.4 Кодекса необходимо вынести определение о возвращении протокола и других материалов дела в орган или должностному лицу, которым составлен протокол.

Верховный Суд заметил, что существенное нарушение при составлении протокола требований КоАП является основанием для возвращения протокола составившему его должностному лицу: «Такая возможность утрачена, возвращение протокола для устранения недостатков после начала рассмотрения дела об административном правонарушении нормами Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не предусмотрено, устранение допущенного нарушения на стадии рассмотрения дела и жалоб невозможно».

ВС посчитал, что несоблюдение требований КоАП при составлении протокола повлекло нарушение права на защиту лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, повлияло на всесторонность, полноту и объективность рассмотрения дела, а также законность принятых решений, однако оставлено судебными инстанциями без должного внимания вопреки положениям ст. 24.1, 26.1 Кодекса.

Высшая инстанция указала: при установлении, что протокол составлен с существенным нарушением процессуальных требований КоАП, влекущим признание его недопустимым доказательством по делу, надлежало принять решение об отмене постановления о привлечении к административной ответственности и прекращении производства по делу.

Это, отметил ВС, соответствует требованиям п. 4 ч. 2 ст. 30.

17 КоАП, согласно которым по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных ст. 2.9, 24.5 КоАП, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

Таким образом, Верховный Суд отменил решения нижестоящих инстанций и на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП прекратил производство по делу об административном правонарушении.

В комментарии «АГ» адвокат АП Санкт-Петербурга Никита Тарасов назвал доводы высшей судебной инстанции убедительными, а судебный акт в целом – справедливым. По его мнению, ВС РФ абсолютно обоснованно прекратил производство по делу об административном правонарушении, так как указанные в судебном акте недостатки протокола препятствовали рассмотрению дела нижестоящими судами.

«В то же время достаточно непоследовательной выглядит правовая позиция Краснодарского краевого суда, который, признав протокол об административном правонарушении недопустимым доказательством, не прекратил дело», – указал Никита Тарасов. Он заметил, что в силу ч.

2 ст. 26.

2 КоАП к доказательствам по делу об административном правонарушении относится не только протокол об административном правонарушении, однако он представляет собой документ, содержащий описание самого инкриминируемого деяния и другие важные для рассмотрения дела сведения (например, объяснение привлекаемого к ответственности лица). Также данный документ свидетельствует о соблюдении (несоблюдении) процедуры привлечения лица к административной ответственности, в том числе о создании условий для реализации права на защиту.

«Действительно, в практике иногда возникают случаи, когда в протокол об административном правонарушении необходимо внести изменения (например, когда допускается техническая ошибка или описка).

Но внесение таких изменений должно происходить с обязательным уведомлением лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, с тем чтобы оно имело возможность дать необходимые объяснения с учетом внесенных изменений», – отметил Никита Тарасов.

Адвокат указал, что в связи с участившимися в последнее время случаями привлечения граждан к ответственности по ст.19.3 КоАП РФ позицию нижестоящих судов, по сути, не отреагировавших должным образом на допущенные нарушения при составлении протокола, можно назвать тенденциозной.

Адвокат АК «Бородин и партнеры» Ольга Рогачёва отметила, что положительно относится к постановлению Верховного Суда.

По ее словам, протокол по делу об административном правонарушении очень часто выступает в качестве единственного доказательства, имея в правоприменении «обвинительный» уклон: «Даже если в протоколе замечены недостатки, суд, как правило, использует формулировку о том, что в деле имеются другие доказательства».

Ольга Рогачёва отметила, что основные действия судьи, направленные на доказательственную оценку данного документа, совершаются при подготовке дела к рассмотрению, и именно на этом этапе судья наделен специфическими полномочиями по возвращению протокола в орган, его составивший, для устранения выявленных недостатков. «Однако представим себе, что существенные недостатки протокола обнаружены только в ходе судебного заседания, когда возможность его возвращения не допускается. На мой взгляд, если такие недостатки нельзя восполнить при рассмотрении дела, то протокол об административном правонарушении должен быть признан недопустимым доказательством, а производство по делу прекращено на основании п. 1 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с отсутствием события административного правонарушения. Именно это и подтверждается постановлением Пленума ВС», – подчеркнула адвокат.

Она добавила, что доводы о недопустимости конкретного доказательства, в том числе протокола по делу об административном правонарушении, могут быть изложены как в ходе рассмотрения дела, так и в жалобе на постановление или решение по делу об административном правонарушении.

Ольга Рогачёва заметила, что такой подход согласуется и с позицией Европейского Суда, который исходит из того, что применительно к административным правонарушениям права, предоставленные Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, могут быть гарантированы не столь полным образом, как в случае уголовных преступлений. «С этой точки зрения незамедлительный судебный контроль допустим лишь в тех случаях, когда отсроченный судебный контроль не является эффективным средством защиты нарушенных прав, способным в достаточной мере обеспечить их восстановление», – резюмировала Ольга Рогачёва.

Читайте также:  Автоюристы: как распознать мошенника (инструкция) — журнал за рулем

Признание протокола об административном правонарушении недопустимым доказательством, влечет прекращение производства по дела

Суд нижестоящей инстанции оштрафовал гражданина за то, что он не выполнил требования сотрудника полиции, в частности не остановил автомобиль.

Гражданин с этим не согласился, поскольку в протоколе об административном правонарушении  изменили дату его составления, а также отразили новые деяния. При этом гражданина об этом не известили.

В вышестоящей инстанции протокол признали недопустимым доказательством, но дело не прекратили, так как других доказательств было достаточно.

Согласно позиции постановления Верховного суда РФ от 08.11.2019 №18-АД19-64, если протокол об административном правонарушении признан недопустимым доказательством, следует отменить постановление о привлечении к ответственности и прекратить производство по делу.

При этом суд указал, что согласно ст.29.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и правовой позиции, выраженной в пункте 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г.

N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», в том случае, когда протокол об административном правонарушении составлен неправомочным лицом либо когда протокол или другие материалы оформлены неправильно, материалы представлены неполно, на основании пункта 4 части 1 ст.29.

4 названного Кодекса необходимо вынести определение о возвращении протокола об административном правонарушении и других материалов дела в орган или должностному лицу, которыми составлен протокол.

Существенное нарушение при составлении протокола об административном правонарушении требований Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях является основанием для возвращения протокола составившему его должностному лицу.

Такая возможность была утрачена нижестоящим судом, возвращение протокола для устранения недостатков после начала рассмотрения дела об административном правонарушении нормами Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях не предусмотрено, устранение допущенного нарушения на стадии рассмотрения дела и жалоб невозможно.

Установив, что протокол об административном правонарушении составлен с существенным нарушением процессуальных требований Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, влекущим признание данного протокола недопустимым доказательством по делу, надлежало принять решение об отмене постановления о привлечении к административной ответственности и прекращении производства по делу, что соответствует требованиям пункта 4 части 2 ст.30.17 названного Кодекса, согласно которым по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных ст.2.9, 24.5 названного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

Вс напомнил, когда протокол признают недействительным — новости право.ру

В феврале 2019 года ночью инспектор ГИБДД остановил автомобиль Сергея Травникова* в центре Москвы. Он управлял машиной «Инфинити РХ56» в состоянии опьянения, указал инспектор. В присутствии двух понятых составили протокол, но при рассмотрении дела в суде оказалось, что в документе скорректировали время ДТП. Исправления в дате оказались и в акте медосвидетельствования. 

Автоправа Дуем в «трубочку» правильно: нарушение процедуры — повод отменить наказание

Чтобы разрешить противоречия, мировой судья, на рассмотрение которого попало дело, допросил инспектора ГИБДД. Тот дал пояснения об изменениях, и суд признал Травникова виновным в нарушении ст. 12.8 КоАП («Вождение в состоянии алкогольного опьянения»), водитель должен был оплатить 30000 руб. штрафа и лишился прав на 1 год 9 месяцев. 

При этом одного понятого в суд никто не вызывал и не допрашивал, а в вызове второго судья отказал без указания мотивов. Другими словами, судья вообще не стал выяснять вопрос о внесении изменений в протокол и акт освидетельствования в присутствии понятых.

Кроме того, оказалось, что в протоколе не было подписи Травникова в графе о том, что ему разъяснили его права и обязанности. Не было и расписки, в которой содержались бы эти сведения.

На это указывал представитель Травникова — но в двух инстанциях доводы не восприняли.

https://www.youtube.com/watch?v=WNCJIoC3WR8

Но в Верховном суде Коллегия по административным спорам под председательством судьи Сергея Никифорова на рассмотрение которой в итоге попал спор, нашла в актах нижестоящих судов сразу несколько нарушений, которые привели к отмене постановлений нижестоящих инстанций (дело № 5-АД20-2). Первое замечание касалось непосредственно протокола. ВС напомнил, что вносить изменения в него можно только в присутствии лица, в отношении которого он был составлен — или при наличии надлежащего извещения.

Административный орган не вправе в одностороннем порядке самовольно составлять, либо вносить изменения в протоколы, говорится в постановлении ВС.

Раз доказательства — протокол — получены с нарушением закона, то они признаются недопустимыми. То есть использовать протокол суду нельзя.

В этом сюжете

Что касается понятых, ВС также обратил внимание на то, что они вообще не привлекались к делу. Суд сослался на практику ЕСПЧ **, согласно которой прежде чем признать лицо виновным, все доказательства должен изучить суд в его присутствии в ходе публичного заседания.

Это должно обеспечить состязательность процесса. А право на защиту требует, чтобы обвиняемому была предоставлена адекватная и надлежащая возможность оспорить показания свидетеля и произвести его допрос, уточнил в постановлении ВС.

При этом никакой мотивировки по ходатайству допросить понятых в деле нет, указал ВС.

Суд указал и на еще одно нарушение. Травникову должны были разъяснить его права и обязанности — но никакого подтверждения тому, что это было сделано, в деле не нашлось. То, что его не поставили в известность об объеме предоставленных ему процессуальных прав, нарушает право на защиту, заключил Верховный суд.

Если в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, есть сомнения, то их трактуют в пользу привлекаемого, напомнил ВС и прекратил производство в отношении Травникова на основании п. 4 ч.2 ст. 30.17 КоАП — обстоятельства, ставшие основанием для постановлений, не удалось доказать. 

Споры о протоколах

Дела об отмене судебных постановлений из-за недостатков в протоколах об административных правонарушениях регулярно доходят до Верховного суда. Несмотря на кажущуюся простоту, ВС приходится разбираться в очень узких вопросах.

О самых частых  нарушениях, которые могут привести к отмене протокола, можно прочитать в материалах Право.ру. В первую очередь это неполнота представленных материалов и доказательств — по ч. 2 ст. 3.

8 КоАП физлицо можно лишить только того права, которым оно обладало на момент совершения административного правонарушения. А значит протокол по статьям гл.

12 КоАП, предполагающим лишение водительских прав, должен содержать сведения о том, что эти права у лица вообще были. 

Но намного более распространенная проблема с протоколом — его некорректное составление и процессуальные нарушения.

В числе примеров — произвольное изменение такого документ без необходимых печатей или в отсутствие лица, которое в нем фигурирует, нехватка или искажение необходимых данных — позволяющих идентифицировать лицо или установить фактические обстоятельства дела, или составление протокола тем, у кого на это нет полномочий. 

  • Прочитать подробнее о вопросе можно в этих материалах:
  • Протокол нельзя исправлять: за это штраф отменятКак отменить штраф: проверяем уведомление о составлении протоколаНет видеозаписи — права можно вернуть: суд объяснил, как оценивать доказательства
  • *Имена участников спора изменены редакцией
  • **Постановление Европейского Суда по правам человека от 13 марта 2012 года, дело «Карпенко против Российской Федерации», Постановление Европейского Суда по правам человека от 03 мая 2012 года, дело «Салихов против Российской Федерации»

Решение Верховного суда: Постановление N 6-АД16-2 от 28.07.2016 Судебная коллегия по административным делам, надзор

  • ВЕРХОВНЫЙ СУД
  • РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • №6-АД 16-2
  • ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Москва 2 8 июля 2016 г.

Судья Верховного Суда Российской Федерации Меркулов В.П рассмотрев жалобу Молоткова В К на вступившие в законную силу постановление судьи Шацкого районного суда Рязанской области от 2 октября 2015 г.

, решение судьи Рязанского областного суда от 27 октября 2015 г. и постановление председателя Рязанского областного суда от 1 марта 2016 г вынесенные в отношении Молоткова В К по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 19.

3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

установил:

постановлением судьи Шацкого районного суда Рязанской области от 7 августа 2015 г. Молотков В.К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 500 рублей.

Решением судьи Рязанского областного суда от 10 сентября 2015 г указанное постановление отменено, дело возвращено в Шацкий районный суд Рязанской области на новое рассмотрение.

Постановлением судьи Шацкого районного суда Рязанской области от 2 октября 2015 г., оставленным без изменения решением судьи Рязанского областного суда от 27 октября 2015 г.

и постановлением председателя Рязанского областного суда от 1 марта 2016 г., Молотков В.К. признан виновным в совершении административного правонарушения предусмотренного частью 1 статьи 19.

3 Кодекса Российской Федерации об

1

административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 500 рублей.

Молотков В.К. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с жалобой, в которой просит об отмене постановления судьи Шацкого районного суда Рязанской области от 2 октября 2015 г.

, решения судьи Рязанского областного суда от 27 октября 2015 г. и постановления председателя Рязанского областного суда от 1 марта 2016 г.

Читайте также:  Классификация автобусов - типы, виды и предназначение

, вынесенных в отношении его по настоящему делу об административном правонарушении, ссылаясь на их незаконность.

Изучив материалы дела об административном правонарушении и доводы жалобы заявителя, прихожу к следующим выводам.

В соответствии с частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (в редакции Федеральных законов от 29 апреля 2006 г. № 57-ФЗ, от 7 февраля 2011 г.

№ 4-ФЗ) неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции военнослужащего либо сотрудника органа или учреждения уголовно исполнительной системы в связи с исполнением ими обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а равно воспрепятствование исполнению ими служебных обязанностей влечет наложение административного штрафа в размере от пятисот до одной тысячи рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.

В силу пункта 8 части 1 статьи 13 Федерального закона от 7 февраля 2011 г.

№ 3-ФЗ «О полиции» (далее — Закон о полиции) полиции для выполнения возложенных на нее обязанностей в числе иных предоставлено право составлять протоколы об административных правонарушениях, собирать доказательства, применять меры обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, применять иные меры, предусмотренные законодательством об административных правонарушениях; останавливать транспортные средства, если это необходимо для выполнения возложенных на полицию обязанностей по обеспечению безопасности дорожного движения проверять документы на право пользования и управления ими, документы на транспортные средства и перевозимые грузы, наличие страхового полиса обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства.

Пунктом 2.1.1 Правил дорожного движения Российской Федерации утвержденных Постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г.

№ 1090 (далее — Правила дорожного движения), установлено, что водитель механического транспортного средства обязан иметь при себе и по требованию сотрудников полиции передавать им для проверки: водительское удостоверение или временное разрешение на право управления транспортным средством соответствующей категории или подкатегории; регистрационные документы на данное транспортное средство.

Согласно частям 3 и 4 статьи 30 Закона о полиции законные требования сотрудника полиции обязательны для выполнения гражданами и

2

должностными лицами.

Воспрепятствование выполнению сотрудником полиции служебных обязанностей, оскорбление сотрудника полиции, оказание ему сопротивления, насилие или угроза применения насилия по отношению к сотруднику полиции в связи с выполнением им служебных обязанностей либо невыполнение законных требований сотрудника полиции влечет ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, основанием для привлечения судьей районного суда Молоткова В.К. к административной ответственности по части 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях послужило то обстоятельство, что он 10 июля 2015 г. в 10 часов 12 минут около д. 7 по ул. Революционная г.

Шацка Рязанской области при управлении автомобилем « », государственный регистрационный знак , был остановлен сотрудником ГИБДД, по требованию которого не предъявил для проверки документы, предусмотренные Правилами дорожного движения (водительское удостоверение и свидетельство о регистрации транспортного средства), пояснив, что они отсутствуют, после чего самовольно покинул патрульный автомобиль и скрылся, оказав указанными действиями неповиновение законному требованию сотрудника полиции в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а также воспрепятствовав исполнению им служебных обязанностей.

Выводы судьи районного суда поддержаны вышестоящими судебными инстанциями.

Вместе с тем с состоявшимися по делу судебными актами в части согласиться нельзя.

В соответствии со статьей 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях задачами производства по делам об административных правонарушениях являются, в частности, всестороннее полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела разрешение его в соответствии с законом.

Согласно статье 26.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в числе иных обстоятельств по делу об административном правонарушении выяснению подлежит наличие события административного правонарушения.

Частью 1 статьи 28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлено, что о совершении административного правонарушения составляется протокол, за исключением случаев, предусмотренных статьей 28.4, частями 1, 3 и 4 статьи 28.6 данного Кодекса.

  1. В силу части 2 указанной статьи в протоколе об административном правонарушении указывается, в том числе событие административного правонарушения.
  2. Данный протокол является процессуальным документом, в котором фиксируется противоправное деяние лица, в отношении которого возбуждено
  3. з
  4. производство по делу, формулируется вменяемое ему обвинение, выходить за пределы которого недопустимо.

Согласно описанному в протоколе об административном правонарушении событию административного правонарушения неповиновение Молоткова В.

К законному требованию сотрудника полиции и воспрепятствование исполнению им служебных обязанностей выразилось в отказе предъявить по требованию сотрудника полиции документы, предусмотренные Правилами дорожного движения (водительское удостоверение и свидетельство о регистрации транспортного средства).

Совершение иных противоправных действий Молоткову В.К. не вменялось.

Вместе с тем, признавая Молоткова В.К. виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.

3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья районного суда в качестве одного из нарушений указал на то, что он самовольно покинул патрульный автомобиль и скрылся, тем самым оказал неповиновение законному требованию сотрудника полиции в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности и воспрепятствовал исполнению им служебных обязанностей.

Однако, как следует из протокола об административном правонарушении совершение данных действий Молоткову В.К. не вменялось.

Сделав вывод о виновности Молоткова В.К.

в том, что он самовольно покинул патрульный автомобиль и скрылся, оказав неповиновение законному требованию сотрудника полиции, судья районного суда вышел за рамки указанного в протоколе об административном правонарушении объема совершенного деяния, существенно расширив его и ухудшив, тем самым положение лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, что недопустимо.

Судьями вышестоящих инстанций данное обстоятельство оставлено без внимания, допущенное судьей районного суда нарушение не устранено, в принятых судьями вышестоящих инстанций 27 октября 2015 г.

и 1 марта 2016 г решениях также приведены выводы о виновности Молоткова В.К.

в том, что он самовольно покинул патрульный автомобиль и скрылся, оказав неповиновение законному требованию сотрудника полиции.

В связи с изложенным указание на данное нарушение подлежит исключению из постановления судьи Шацкого районного суда Рязанской области от 2 октября 2015 г., решения судьи Рязанского областного суда от 27 октября 2015 г. и постановления председателя Рязанского областного суда от 1 марта 2016 г.

, вынесенных в отношении Молоткова В.К. по настоящему делу об административном правонарушении.

При этом факт оказания Молотковым В.К. неповиновения законному требованию сотрудника полиции, выразившегося в непредъявлении для проверки по его требованию документов на право управления транспортным средством и регистрационных документов на транспортное средство,

4

подтвержден собранными по делу доказательствами: протоколом об административном правонарушении (л.д. 5); протоколом изъятия вещей и документов (л.д. 7); протоколом о досмотре транспортного средства (л.д. 8); протоколом о задержании транспортного средства (л.д. 9); рапортами сотрудников ГИБДД Бышкина НА., Мартышова Г.Б.

, Савельева А.В Клинкова И.А., Алябьева М.Н., Митина С.А. (л.д. 19-27); видеозаписью обстоятельств правонарушения (л.д. 28); показаниями сотрудника ГИБДД Митина С.А., данными 2 октября 2015 г., а также показаниями очевидца произошедших событий К и сотрудников ГИБДД Бышкина НА Савельева А.В., Клинкова И.А., Алябьева М.Н.

, данными 7 августа 2015 г. и исследованными в рамках судебного разбирательства (л.д. 80-85, 144), и иными материалами дела, которым дана надлежащая правовая оценка с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности и достаточности по правилам статьи 26.

11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Из перечисленных доказательств следует, что Молотков В.К. не предъявил по требованию сотрудника полиции водительское удостоверение и свидетельство о регистрации транспортного средства, утверждал, что не знает где они находятся, и показывал свое служебное удостоверение главы муниципального образования, заявляя, что этого достаточно.

В то же время, в ходе производства по делу Молотков В.К. указывал, что после того, как покинул патрульный автомобиль ГИБДД и проследовал в свой служебный автомобиль, он нашел в бардачке весь пакет документов, в том числе и водительское удостоверение, однако, сотруднику ГИБДД их не предъявил, водительское удостоверение забрал и уехал.

Факт обнаружения Молотковым В.К. требуемых документов в служебном автомобиле на месте остановки транспортного средства и в период относящийся к обстоятельствам правонарушения, какими-либо объективными данными не опровергнут.

Впоследствии в рамках проведенного в этот же день досмотра транспортного средства « », государственный регистрационный знак , при управлении которым был остановлен Молотков В.К было обнаружено и изъято свидетельство о его регистрации (л.д. 7, 8).

Таким образом, собранные по делу доказательства, в числе которых и объяснения Молоткова В.К.

, объективно свидетельствует о том, что он не предъявил имеющиеся у него в наличии водительское удостоверение и свидетельство о регистрации транспортного средства, оказав тем самым неповиновение законному требованию сотрудника полиции в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности и, воспрепятствовав исполнению им служебных обязанностей.

Наличие постановления врио командира 2-го взвода 2 ОР ДПС ГИБДД УМВД России по Рязанской области от 13 июля 2015 г. №,

которым Молотков В.К. привлечен к административной ответственности за управление транспортным средством без

5

водительского удостоверения и свидетельства о регистрации транспортного средства, установленный факт наличия у Молоткова В.К. требуемых документов не опровергает, законность указанного постановления в рамках рассмотрения настоящей жалобы проверена быть не может.

Деяние Молоткова В.К. образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и квалифицировано в соответствии с установленными обстоятельствами и нормами названного Кодекса.

Производство досмотра транспортного средства в отсутствие лица, во владении которого оно находится, не может быть признано нарушением оказывающим влияние на законность обжалуемых судебных актов. Данное процессуальное действие проведено в отсутствие Молоткова В.К.

ввиду оставления им места административного правонарушения, что зафиксировано в соответствующем протоколе. При этом из материалов видеозаписи следует, что посредством телефонной связи Молоткову В.К.

Читайте также:  Нужно ли сдавать временное водительское удостоверение при лишении прав? штраф за несдачу удостоверения

неоднократно предлагалось вернуться на место административного правонарушения для совершения процессуальных действий, что им было проигнорировано.

Более того, положения части 3 статьи 27.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях допускают возможность производства досмотра транспортного средства в отсутствие лица, во владении которого оно находится, в случаях, не терпящих отлагательства.

Неуказание в протоколе об административном правонарушении на участие защитника и ведение видеозаписи при его составлении, а также нарушение установленных статьями 28.5 и 28.

8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях сроков составления данного протокола и направления его для рассмотрения судье не влечет признание этого протокола недопустимым доказательством, так как указанные сроки не являются пресекательными, а недостатки существенными.

Протокол об административном правонарушении составлен с соблюдением требований, предусмотренных статьей 28.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Право Молоткова В.К. на защиту как при составлении данного протокола так и в ходе последующего производства по делу, было реализовано.

Доводы настоящей жалобы направлены на переоценку установленных в ходе производства по делу обстоятельств, которые были предметом исследования и оценки предыдущих судебных инстанций, обоснованно отвергнуты по основаниям, приведенным в соответствующих судебных постановлениях.

Порядок и срок давности привлечения Молоткова В.К. к административной ответственности соблюдены.

Административное наказание назначено Молоткову В.К. в пределах санкции части 1 статьи 19.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

6

Жалобы на постановление по делу об административном правонарушении рассмотрены в порядке, установленном статьями 30.6, 30.16 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях соответственно.

Нарушений норм процессуального закона, влекущих отмену обжалуемых судебных актов, при производстве по делу не допущено, нормы материального права применены правильно.

Обстоятельств, которые в силу пунктов 2 — 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях могли повлечь изменение или отмену состоявшихся по делу судебных актов, не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

жалобу Молоткова В.К. удовлетворить частично.

Постановление судьи Шацкого районного суда Рязанской области от 2 октября 2015 г., решение судьи Рязанского областного суда от 27 октября 2015 г. и постановление председателя Рязанского областного суда от 1 марта 2016 г вынесенные в отношении Молоткова В.К. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 19.

3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, изменить: исключить из них указание на то, что Молотков В.К.

самовольно покинул патрульный автомобиль и скрылся, оказав тем самым неповиновение законному требованию сотрудника полиции в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности и воспрепятствовав исполнению им служебных обязанностей.

В остальной части состоявшиеся решения оставить без изменения Судья Верховного Суда Российской Федерации В.П. Меркулов

7

Процессуальные нарушения по делам об административных правонарушениях

Судебная практика исходит из того, что грубейшие процессуальные нарушения, допускаемые административными органами при производстве по делам об административных правонарушениях, являются основанием для признания оспариваемых постановлений о привлечении к административной ответственности незаконными.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления административного органа, которым заявитель привлечен к административной ответственности на основании части 3 статьи 20.4 КоАП РФ.

Решением суда первой инстанции названное постановление признано незаконным и отменено.

Апелляционный суд, установив предусмотренные пунктом 2 части 4 статьи 270 АПК РФ безусловные основания для отмены решения суда первой инстанции и в соответствии с частью 6.

1 статьи 268 АПК РФ рассмотрев дело по правилам суда первой инстанции, признал нарушение заявителем требований пожарной безопасности, однако удовлетворил заявление исходя из того, что административный орган нарушил порядок привлечения заявителя к административной ответственности — не известил общество о времени и месте рассмотрения дела об административном правонарушении.

При этом апелляционный суд руководствовался следующими положениями КоАП РФ.

В силу части 3 статьи 25.4 КоАП РФ дело об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом, рассматривается с участием его законного представителя или защитника.

В отсутствие указанных лиц дело может быть рассмотрено лишь в случаях, предусмотренных частью 3 статьи 28.

6 названного Кодекса, или если имеются данные о надлежащем извещении лиц о месте и времени рассмотрения дела и если от них не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Согласно статье 29.

7 КоАП РФ при рассмотрении дела об административном правонарушении устанавливается факт явки лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, а также выясняется, извещены ли участники производства по делу в установленном порядке, выясняются причины неявки участников производства по делу и принимается решение о рассмотрении дела в отсутствие указанных лиц либо об отложении рассмотрения дела.

Апелляционный суд, исследовав и оценив материалы дела, пришел к выводу об отсутствии доказательств надлежащего извещения общества о времени и месте совершения указанных процессуальных действий.

Вопрос 277. Протокол об административном правонарушении: требования к оформлению, основания для признания его недопустимым доказательством

Вопрос 277. Протокол об административном правонарушении: требования к оформлению, основания для признания его недопустимым доказательством.

О совершении административного правонарушения составляется протокол, за исключением случаев, предусмотренных ст. 28.4, частями 1 и 3 ст. 28.6 КоАП (ст. 28.2.КоАП).

В протоколе об административном правонарушении указываются дата и место его составления, должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, сведения о лице, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, фамилии, имена, отчества, адреса места жительства свидетелей и потерпевших, если имеются свидетели и потерпевшие, место, время совершения и событие административного правонарушения, статья КоАПили закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за данное административное правонарушение, объяснение физического лица или законного представителя юридического лица, в отношении которых возбуждено дело, иные сведения, необходимые для разрешения дела.

При составлении протокола об административном правонарушении физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, а также иным участникам производства по делу разъясняются их права и обязанности, предусмотренныеКоАП, о чем делается запись в протоколе.

Физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, должна быть предоставлена возможность ознакомления с протоколом об административном правонарушении. Указанные лица вправе представить объяснения и замечания по содержанию протокола, которые прилагаются к протоколу.

В случае неявки физического лица, или законного представителя физического лица, или законного представителя юридического лица, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, если они извещены в установленном порядке, протокол об административном правонарушении составляется в их отсутствие. Копия протокола об административном правонарушении направляется лицу, в отношении которого он составлен, в течение трех дней со дня составления указанного протокола.

Протокол об административном правонарушении подписывается должностным лицом, его составившим, физическим лицом или законным представителем юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении. В случае отказа указанных лиц от подписания протокола, а также в случае, предусмотренном частью 4.1 ст. 28.2.КоАП, внем делается соответствующая запись.

Физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, а также потерпевшему вручается под расписку копия протокола об административном правонарушении.

Доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (ст. 26.2.КоАП).

Эти данные устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотреннымиКоАП, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

Не допускается использование доказательств по делу об административном правонарушении, полученных с нарушением закона, в том числе доказательств, полученных при проведении проверки в ходе осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля.

При рассмотрении дела об административном правонарушении собранные по делу доказательства должны оцениваться в соответствии со ст. 26.11КоАП, а также с позиции соблюдения требований закона при их получении (часть 3 ст. 26.2КоАП) (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2005 № 5).

Нарушением, влекущим невозможность использования доказательств, может быть признано, в частности, получениеобъяснений потерпевшего, свидетеля, лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, которым не были предварительно разъяснены их права и обязанности, предусмотренные частью 1 ст. 25.

1, частью 2 ст. 25.2, частью 3 ст. 25.6КоАП, ст. 51 Конституции Российской Федерации, а свидетели, специалисты, эксперты не были предупрежденыоб административной ответственности соответственно за дачу заведомо ложных показаний, пояснений, заключений по ст. 17.9КоАП, а также существенное нарушение порядка назначения и проведения экспертизы.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *